Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Барышня с кувалдой

Единственная на Алтае женщина-кузнец Анна Билецкая о мышечной памяти и работе с кувалдой, романтике огня и пластике металла, кованых розах и чайниках с заплатками, а также о том, как из куска железной трубы сделать подкову или изящный подсвечник

— Откуда возник интерес к ремеслу кузнеца и каким было первое изделие, сделанное вашими руками?

— Раньше я не могла представить, что моим рабочим инструментом станут кувалда и наковальня. Я работала секретарем-референтом в престижном офисе, а после работы участвовала в самодеятельности — пела в фольклорном ансамбле «Здравица». Для одного из концертных номеров нам понадобился ухват. Я знала, что у нас в Белокурихе есть кузница, пришла туда и попросила изготовить рогатое приспособление. Тогда я впервые увидела кузнечное оборудование — горн, клещи, тиски. Мне захотелось сделать что-то своими руками. Я начала рисовать эскизы и каждый вечер после работы бегала в кузницу, занималась ковкой. Научилась держать правильно кувалду, потом стала ковать скобы. Стоишь, делаешь эти скобы, нарабатываешь технику работы. Через некоторое время освоила технику изготовления скобы с четырех точных ударов. И тогда я поняла, что это мое призвание, бросила основную работу и пошла в кузнецы.

Фото: Игорь Стомахин. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин

— Чем отличаются изделия, сделанные вашими руками?

— Я думаю, в первую очередь любовью, поскольку я занимаюсь своим любимым ремеслом. Чтобы реализовать проект, я много думаю. Глядя на кусок металла, представляю какую-то цельную композицию. Однажды я изготовила большое декоративное дерево. Оно очень красивое, но никакой функции не несет. Было непросто добиться того, чтобы веточки отделялись одна от другой, чтобы на каждом листочке читались прожилки. Как это делается? Куску кругляка с помощью оттяжек придают форму ветки. Фактура ставится на молот и понемногу приобретает вид растительности. Вырезаются ветки, стебелек и листочки. Каждая отдельная веточка прикрепляется сваркой, затем зачищается, кварцуется, обезжиривается. В общем, этот процесс длительный и кропотливый. Если на такую вещь покупатель найдется, пожалуйста, пусть приобретает. Но гораздо чаще покупают мелкие предметы. А более крупные — они на любителя. Для них требуется большое помещение, да и цена у них высокая, потому что ковка — удовольствие дорогое.

— Принято думать, что работа кузнеца — тяжелая и сугубо мужская профессия. Какие трудности вам пришлось преодолеть?

— Не скрою, труд кузнеца очень тяжелый и порой даже вредный. Впервые оказавшись в кузнечном цеху, я увидела закопченных мужиков и потемневшие стены, пропахшие маслом слесарные и токарные станки. Громко гудела вытяжка. Было довольно холодно, несмотря на то что горн нагревается до тысячи градусов. Негде было надеть рабочую одежду. Для меня отгородили угол занавеской, я переоделась и пошла работать. Сначала все осваивала под руководством мастера, потом начала ковать сама. Кузнечное дело требует много сил, и сначала я очень уставала. Но есть такое понятие — мышечная память. Благодаря этому феномену тело привыкает к физической нагрузке, в организме вырабатываются внутренние резервы. Если постоянно повторяются одни и те же движения, усталость отступает на второй план. Вернее, усталость остается, но уже не такая сильная, как в первое время. Сейчас я на нее не обращаю внимания.

Фото: Игорь Стомахин. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин

Бывает, так увлекаюсь работой, что забываю фартук надеть и перчатки, когда работаю с раскаленным металлом. Руки, конечно, теряют ухоженность, когда на кожу окалина попадает, угольки из горна.

— Можно ли попасть к вам на кузнечный мастер-класс?

— Моя кузница в Белокурихе расположена во дворе одного из частных домов. Горн, наковальня, молот — все необходимые инструменты у меня есть. Местный житель, турист или отдыхающий может записаться на мастер-класс, изготовить своими руками подковку или подсвечник. Даже тот, кто впервые оказался в кузнице, начинает стучать кувалдой, гнуть железо, пробовать себя в качестве кузнеца. А после работы мы все вместе пьем чай и обсуждаем наши изделия.
Еще у меня есть небольшой музей, в котором представлены старинные утюги, ступки, весы. Я люблю такие вещи, потихоньку их собираю. Лазаю по свалкам, по мусоркам, откапываю, реставрирую, привожу в порядок. Гости часто спрашивают: вот этот горшок, например, он медный? Нет, говорю, он изначально эмалированный, просто я его покрыла патиной. В общем, у меня под одной крышей и кузница, и музей, и сувенирный магазин.

— Есть ли разница в подходе к тем вещам, которые вы изготавливаете на заказ, и тем, которые делаете для души?

— Все, что я делаю, должно отличаться высоким качеством. Мне заказывали заборы, мангалы, козырьки для дверей, орхидеи для цветочного магазина, качели для санаториев. Я занимаюсь практически всем, что можно сделать с металлом, готова исполнить любой каприз. При этом люблю сама придумывать и воплощать креативные идеи. Посмотрите сами. Вот рыба — вешалка для одежды. Вот ручка кованая, вот витой подсвечник, вот розы декоративные. Для Европы это обычное явление — преподнести кованую розу, а у нас люди еще должны привыкнуть к таким необычным подаркам.

Фото: Игорь Стомахин. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин

Чайник с заплаткой — это светильник. Вырезается донышко, внутрь вставляется патрончик, и оттуда, через витражное стекло, идет свет с красивыми отблесками. Таких чайников ни у кого нет — это мое ноу-хау. А этот стульчик я для шестилетней дочки делала. Она везде со мной, и в кузнице тоже. Ей все интересно.

— Какое чувство возникает в душе, когда бесформенный кусок железа превращается в готовое изделие?

— Чувство восторженного удивления. Из обыкновенной трубы можно сделать несколько разнообразных подсвечников — большие и маленькие, витые и прямые, двойные и четверные. Все зависит от фантазии кузнеца, от того, где он скрутит, по какому месту ударит. Когда ко мне на мастер-класс приходят ученики, я даю им квадратную болванку и предлагаю сделать подкову. Они начинают долбить по металлу, поворачивают заготовку, придают форму. А когда видят результат, удивляются: неужели мы своими руками из обычного куска железа сделали такую сложную вещь? И теперь с ее помощью можно подковать лошадь? Нет, говорю, это сделали сувенирную подкову. Рабочая подкова имеет другой размер — как правило, ее поперечная длина составляет 20 сантиметров. У тяжеловесов копыта больше, соответственно и подкова больше, у спортивных лошадок копыто меньше, значит, и подкова меньше.

— Какие свойства характера должны быть присущи кузнецу?

— Кузнец — это специалист широкого профиля, его мастерство включает не только ковку, но и сварку, и литье. В связи с этой профессией обычно вспоминают сказочные персонажи и вообще образ кузнеца овеян романтикой. Но тот, у кого нет подходящих качеств, никогда не сможет стать кузнецом. Человек должен обладать уверенностью, твердым характером и умением владеть собой. Мне кажется, металл чувствует настроение кузнеца. Если у него внутри какая-то тревога, за дело лучше не браться. Надо немного подождать, прийти в себя, успокоиться. Только в уравновешенном состоянии можно сделать что-то стоящее и интересное. Кроме того, эта профессия требует кропотливости, сосредоточенности и постоянного стремления к совершенству. Наверное поэтому, как я заметила, многие мужчины не очень стремятся работать кузнецами или сварщиками. Они предпочитают сидеть в офисах и ждать, чтобы деньги сами к ним шли.

Фото: Елена Панфило. Strana.Ru
Фото: Елена Панфило

— Говорят, на фестивале кузнецов вы встретили своего будущего мужа. Это правда?

— Я проводила кузнечные фестивали и мастер-классы в Барнауле, в Чемале, в Нижневартовске и в Москве на выставке «Интурмаркет». На сайте фестиваля «Сувенир года», который проходил в Белокурихе, меня увидел мой будущий муж — кузнец Евгений Билецкий из Заринска. Он нашел меня в Интернете и, как уверяет, сразу влюбился. Приехал в Белокуриху специально, чтобы познакомиться. Мы начали общаться, и он добился моего расположения. Теперь мы вместе живем и работаем. Можно сказать, создали семейный подряд. Муж помогает мне перевозить инструменты, когда я еду на очередной кузнечный фестиваль. Это ведь совсем непросто — тащить горн, кувалду, наковальню, да еще тяжелую чурку, которая устанавливается под наковальню.

— Какие традиционные технологии сохранились до нашего времени? Появились ли новые кузнечные инструменты, которых не было раньше?

— Из нового появился пневматический молот — так называемая «третья рука», которая работает от нажатия кнопки. Горн сейчас электрический, потому что поддув должен быть очень сильный. А раньше в основном на мехах работали — качали ногой меха, с их помощью подавался воздух и горн нагревался. Все остальное, как и раньше, делается руками. И головой. Горн — это алтарь кузницы, а королева — наковальня. Есть три кувалды весом от полутора до пяти килограммов. И ручники для ковки легких изделий. Сам принцип кузнечного дела каким был, таким и остался. Когда металл нагревается, он становится более пластичным, приобретает необходимую форму, и из него можно изготовить любое изделие. У многих возникает вопрос: где я беру металл? Чаще всего покупаю, иногда нахожу на металлоприемке. Бывает, кто-то отдает, если не нужен. Еще я покупаю специальные кузнечные краски и лак профессиональный — все, что необходимо для борьбы с ржавчиной.

Фото: Игорь Стомахин. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин

— Будучи единственной барышней, которая занимается кузнечным ремеслом, какой совет вы можете дать людям, решившим поменять свою судьбу?

— Я знаю, что у меня есть коллеги — женщины-кузнецы — в Адыгее и в Беларуси, в Италии и в США. Наверное, каждая из них раньше имела более прозаическую специальность. Но однажды они поняли, что предназначены для чего-то другого. И поменяли профессию, да и весь образ жизни. Мне кажется, многие люди боятся порвать со своим прошлым. Их пугает неизвестность, они думают: если я пойду по другой дороге, что со мной будет? На самом деле, если чего-то действительно хочется, надо все бросить и заняться этим делом. Я думаю, что нашла себя в жизни. Сейчас занимаюсь своим любимым делом и мне ничего больше не надо. Но я не считаю, что полностью освоила профессию кузнеца. Мне предстоит всю жизнь двигаться вперед, совершенствоваться, трудиться. А как иначе? Назад пути нет.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100