Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Экспедиция Трофи: вспомнить всё

С 23 февраля по 8 марта проходил самый масштабный автомобильный марафон в России «Экспедиция Трофи 2015». За две недели участники гонки преодолели около 18 тысяч километров и пересекли всю страну с запада на восток, от Мурманска до Владивостока. А 18 апреля в Креатив-парке «Экспедиция» состоялась встреча участников и организаторов мероприятия. Своими впечатлениями об участии в увлекательном автомобильном соревновании со Strana.ru поделилась специальный корреспондент ВГТРК, фотограф, путешественник, организатор арктических проектов Алена Ватбольская

— Алена, расскажите, как родилась идея гонки? Как появился проект?

— Сам проект существует уже 10 лет. Это нечто среднее между гонкой, автопробегом и интеллектуальным квестом. Это невероятная история через всю нашу страну от края и до края. Но организаторы «Экспедиция Трофи» обратились к нам за информационной поддержкой только летом 2014. Мы договорились, что поддержим юбилейный проект на наших сайтах Strana.ru и Vesti.ru, сюжетами региональных ГТРК. Мне показалось интересным предложить участие телеканалу «Россия 2», который себя позиционирует как мужской канал. Мы встретились, и в процессе обсуждения родилась идея сделать сборную команду ВГТРК. От организаторов — машины для команды и съемочной группы, от нас — команда и информационное сопровождение гонки. Специально для гонки был разработан формат включения новостей и сюжетов в утреннюю программу «Панорама дня». На каждом этапе гонки к команде присоединялся один из ведущих канала «Россия 2».

Алена Ватбольская. Фото: Вадим Усков. Strana.Ru
Алена Ватбольская. Фото: Вадим Усков

— Вы сами прошли всю гонку как журналист ВГТРК? Не жалеете, что поехали?

— Ни в коем случае. Я об этом мечтала с 2005 года. Это же самая протяженная трансконтинентальная гонка, а по количеству участвующих женщин она в Книге рекордов Гиннесcа. Россию я пересекала неоднократно на самолете, на поезде, водными путями, а вот автомобильный оставался только мечтой. Долгое время порывалась заполнить анкету, но водитель я все-таки городской, было непонятно, каким образом могу быть полезна команде, в моем представлении это была гонка в чистом виде. И только попав в нее, я поняла, что это увлекательный квест на всю страну, гонка, где можно быть полноценным участником, даже не будучи при этом хорошим водителем, а например, разбираясь в навигации, выстраивая точки, разгадывая логические задания. Для меня это стало открытием. Возможно, что в следующую гонку «Экспедиции Трофи» я пойду уже как участник.

— Экспедиция проходила в самый суровый период года. Как готовили машины к соревнованию?

— Спонсорских команд было всего две. Это «Бродяги» и «Сигнал». Все остальные участвовали на своих личных машинах, доводили их до ума, вкладывались финансово. Но я точно знаю, что какой бы супернавороченной машина ни была, соревнования выигрывают не машины, а люди.

— Тем не менее как себя показали машины в суровых северных условиях?

— Мой миф о всепроходимости развеялся в первую же минуту после стартовой ракеты, когда самые мощные автомобили на цепях увязли по грудь в снегу на спецучастке в Мончегорске, и команда в полном составе откапывала своих ласточек. По правилам, в зачет идут только первые 6 команд. Те, кто не уложился во время, баллов не получают и не могут финишировать. Вот здесь-то и проявляется командный дух, взаимовыручка, кто только для себя, а кто и для других.

Удивил всех «Ермак»: там, где другие команды барахтались по часу, первая машина заехала задом и съехала так же, без лебедок и прочей помощи. Оказалось, что у второй машины серьезные повреждения, и сама она завершить этап не может. В итоге остаток трассы они шли в связке — одна тянула вторую. Потом 6 часов мончегорских доков и ремонта, переборка переднего моста. Удивительно, что когда случается поломка одной из машин, обе команды сливаются в одно целое. Я впервые увидела мужчин в действии, для которых устранить поломку гораздо важнее еды, комфорта, которых в этот момент лучше не трогать, они одержимы идеей и сметают все, что мешает движению к цели. Пока одни хирургически латали машину, другие просчитывали маршрут и выбирали культурные точки навигации, которые, несмотря ни на что, надеялись взять по дороге. Интересно, что каждый час стратегия пересматривалась, ведь лучше не взять точки, но успеть к финишу. Иначе вылетишь из зачета.

Фото: Антон Басанаев. Strana.Ru
Фото: Антон Басанаев

— Как работает команда? В чем особенности?

— В «Экспедиции Трофи» команда — нечто большее, чем те 6 человек, которые участвуют в гонке. Это друзья, родные и близкие, которые в родном городе не спят и помогают с навигацией, с выполнением разных заданий, готовы в любой момент сорваться и привезти на край света нужную деталь для ремонта, привезти домашней еды. Это как космический центр управления полетами, который просматривает информацию, аккумулирует и выдает решение. Это огромный квест по стране, в котором принимают участие все, кого ты знаешь, кто болеет за тебя и помогает дистанционно. А еще ты вовлекаешь в процесс тех людей, с которыми встречаешься в пути.

— С навигацией проблем не было?

— Мне всегда казалось, что навигация — это просто, поскольку за плечами спортивное ориентирование, а тут настолько ювелирная работа! Учитывается все: расстояние, отклонение от основного маршрута, допустимая минимальная и максимальная скорость, сложность или легкость нахождения объекта, время, когда его можно взять, какое количество раз он может быть взят командами и прочее. Понятно, что все точки взять невозможно, поэтому стратегия движения разрабатывается тщательно и с вариантами, с учетом того, что можно успеть взять дополнительно, а от чего лучше отказаться. Тут в помощь идет все: и смекалка, и Гугл, и Яндекс, и Википедия, и местные по дороге. Именно так принималось решение командой «Маша и Медведи» по прохождению реки по льду, когда официально ледовая переправа была закрыта. Это был риск, который подарил возможность проехать на 150 км меньше. Мы поверили местным и рискнули, предварительно одевшись в теплое, взяв документы и ценное, застегнув все карманы и держась за ручку двери, чтобы в случае чего успеть выпрыгнуть. Авантюра удалась, но страху было… Все понимали степень риска и возможные последствия.

— Вы постоянно меняли команды, пересаживаясь из одной машины в другую?

— Это отдельное счастье: у каждого участника была только одна команда, а у меня все сразу. Сколько этапов — столько и команд. Каждый этап финишировал в крупном городе. Как правило, у команд было несколько часов на то, чтобы отремонтироваться, нормально поспать, принять душ. Каждый этап начинался с пресс-конференции для журналистов и команд, где подводились итоги предыдущего этапа и выдавались задания на следующий. Как правило, организаторы определяли, с кем я поеду дальше. Приоритет был за теми, с кем я еще не разделила пуд автомобильной соли. Ведь все команды не похожи друг на друга, и даже экипажи внутри одной команды разные: в каждом свой микроклимат. Даже двух одинаковых машин не бывает — у каждой свой характер, свой норов. Но даже если попадаешь дважды в одну и ту же команду, она все равно меняется на протяжении экспедиции, потому что к середине гонки уже накапливается усталость, раздражительность, уровень взрывоопасности приближается к критическому. В этом году дошли все, но в предыдущих гонках были случаи, когда экипажи выбывали из гонки совсем не из-за поломок машин. Поверьте, провести 2 недели в одной машине без возможности сойти — психологически нелегко.

Фото: Фото: Антон Баснаев. Strana.Ru
Фото: Фото: Антон Баснаев

— А тут еще постоянная смена коллективов — новая притирка к людям, стресс в какой-то степени…

— Первые 2-3 команды мне дались сложно, большинство пришли на гонку сложившимся коллективом, а я каждый раз начинала с нуля. На меня по-разному реагировали. По отношению к журналистам отношение почти всегда предвзятое, как к людям, которые не выполняют никакой полезной функции. Экипаж воспринимает тебя как нагрузку, как овощ, про который надо все время помнить и не забыть на какой-нибудь стоянке. Первые несколько часов в новой команде — это всегда принюхивание и присматривание. Приходилось подстраиваться. Попадая в команду, понимаешь сразу, нужна ли команде победа, а если нужна, то какой ценой. Это и было определяющим фактором, хочу ли я пройти часть пути с конкретным экипажем. Когда на последнем этапе в одну из машин пытались подсадить другого журналиста, ко мне подошла девушка из этой команды и сказала: «Я — однолюбка: или ты, или никаких других журналистов в нашей машине не потерплю». Бывает и так.

От команды к команде время притирки сокращалось, потому что люди понимали, что я в гонке с Мурманска, наравне со всеми иду сквозь все тяготы дорог, ремонтов, заданий. Приходит понимание, что для этих людей важен не столько приз, а само участие в гонке, правда, тогда я еще не до конца понимала, насколько это важно. И это особенный кайф иметь возможность посмотреть на гонку глазами всех участников. За это спасибо организаторам, которые впервые взяли журналистов на всю гонку, а не на отдельные этапы. Правда, команд было больше, чем этапов, и не со всеми я прошла крещение дорогами. От двух команд отказалась принципиально, и почти всю гонку не пересекалась с командой «Россия 2», поскольку у них телевизионный проект, своих журналистов хватает. Но завершить гонку я захотела именно с ними и ни на секунду не пожалела. Это стало началом новой экспедиции.

— В подавляющем большинстве команды состояли из мужчин, а тут появились вы. Каково это?

— Согласно условиям гонки, в каждом экипаже обязана быть одна женщина. Это не первая моя экспедиция. Поверьте, быть женщиной среди настоящих мужчин — это подарок. Мужчины сразу окружают заботой: выбирают заправочку получше, чтобы кофе был настоящий и туалет теплый, подкармливают, развлекают разговорами, у них появляется кураж. Мое сердце покорили мужчины двух команд. Иван Гордеев из команды врачей «Астра Прайд» с моим появлением в команде начал писать стихи. Его коллеги констатировали факт, что к ним «в команду пришла не одна женщина, а две, одна из которых едет невидимо в машине, и зовут ее муза». Вы знаете, это очень романтично, когда в ночи посередине степи из другой машины приходит эсэмэска с целой поэмой. Пришлось писать ответ команде в стихах и мне. С удовольствием. Мужчины второй команды «Россия 2» на 8 Марта в забытом богом Дальнегорске исчезли из машин, а вернулись с букетами роз и всю ночь до Владивостока читали стихи и всего «Федота-Стрельца» Филатова наизусть. Для настоящих мужчин нет ничего невозможного.

— А физически было не сложно? Спать в машине на ходу не каждый мужчина может, а вы девушка...

— Дело не во мне лично. В такой ситуации физически сложно было бы любому журналисту, поскольку в каждой машине он — гость, и если в машине экипаж из трех человек, то у них все продумано: раскладываются сиденья, появляется одно спальное место, и меняются по кругу: один ведет, второй занимается навигацией, третий спит. А журналист все время сидит. Конечно, это во многом зависит от команды. Все-таки хорошо, что хотя бы на несколько часов мы останавливались в гостиницах, но там есть такая страшная вещь, как Wi-Fi. И уже не полежать и не посидеть. Быстро в душ, и начинаешь отправлять фотографии, новости, потому что они должны выходить оперативно.

— Интересно, а от гонки к гонке состав команд сильно меняется? Наверняка среди них много старожилов. Как вас приняли эти самые старички?

— Изначально мне показалось, что в гонке участвуют исключительно старожилы, которые друг друга знают, а значит, каждое новое лицо не остается незамеченным. Моей первой командой стала команда «Ермак». Знакомство состоялось накануне старта пробега Мурманск — Санкт-Петербург. Я быстро вписалась в коллектив, но мое первоначальное впечатление о том, что новичков здесь единицы, подтвердил, улыбнувшись, капитан команды Алексей: «Я вас сразу приметил». Первые километры до маяка и спецучастка в Мончегорске с названием «Поле чудес» я провела в машине капитана. Алексей и его ласточка вместе с самого начала, с 2005 года. В этой машине есть всё и даже чуточку больше. В том числе историй. Про первую, вторую, третью гонку и даже ту, в которой один раз не участвовал. Истории эти можно слушать бесконечно, каждая созвучна с моей, несмотря на разницу в возрасте.

Фото: Вадим Усков. Strana.Ru
Фото: Вадим Усков

— Это как посиделки у костра, кода одна история перетекает в другую.

— Именно. Такое же состояние уюта и комфорта. Я попала в крепкую, добротную семью со сложившимся домостроем и правилами, где сразу понятно, кто хозяин. Так и кажется, что тебе сейчас нальют чашечку чаю и дадут конфеток. Все по-домашнему.

От Мончегорска до Санкт-Петербурга я ехала во второй машине с легендарным Андреем Болотовым. Уговаривали остаться всеми правдами и неправдами, даже заправку с кофе нашли специально для меня, хотя в команде его никто не пьет. Не согласилась. Ведь это только начало гонки, а хочется побывать в каждой команде, почувствовать то, что не видно глазом, — ее дух, увидеть то, что движет к участию в гонке, что для команды есть эта самая «Экспедиция Трофи». В результате Андрей постановил: молодая, красивая, незамужняя — избалованная. На том и порешили.

— Наверное, ревновали к следующей команде, про которую наверняка есть что рассказать?

— Точно (смеется). Вместе с командой «Панда» мы совершили пробег Санкт-Петербург — Москва. Эта семейка оказалась с испанской страстью к выяснению отношений на маршруте, разве что сковородки да кастрюли не летали. После получения задания на Дворцовой площади в Питере мы простояли почти 2 часа, вырабатывая стратегию движения. Надо отдать должное организаторам: ловушки на маршруте были расставлены виртуозно! Узнать о том, что «круто ты попал», просто: загорается датчик на GPS-установке организаторов.

На самом деле в ловушку попадаешь в любом случае, но можно выбрать целенаправленно стратегически выгодную, чтобы движение до Москвы было дальше без препятствий. Все осложнялось туманом и ремонтом дорог на выезде из Санкт-Петербурга. Нашей целью была Луга, где организаторы устроили мегаловушку радиусом 50 км и продолжительностью 3 часа. Мы даже звонили организаторам с вопросом, можно ли двигаться до ловушки, чтобы найти удобное место для стоянки. Дорога подсказала решение за нас: ночь, туман, две полосы, отбойник, завал снега. Нашли заправку с кафе. Очень скоро к «Панде» присоединились «Астра Прайд» и «Сильные духом». Мы потратили еще 3 часа на выработку стратегии и просчитывание рисков, а тех, кто поведет машины дальше, сразу отправили спать. Предыдущая бессонная ночь дала о себе знать. Я уснула еще до того, как мы вырулили со стоянки АЗС. После этой ночи я поняла, что если хочешь спать по-настоящему, то ни кофе, ни ругань, ни российские колдобины в дорогах этому помешать не могут.

— С кем прошли этап Москва — Пермь?

— С «Машей и медведями». Первоначально команда показалась мне слишком суровой. Я даже порадовалась, что мы всего сутки вместе, а не трое, и зря. Очень хорошие ребята оказались. Как только двери машины-дома закрываются, и первый километр разменян колесами, понимаешь, что это семья, со своим характером, обидами, но у которой есть общая цель — быть лучшими. Только попав внутрь, понимаешь, почему им это удается. Все обязанности четко распределены, стратегия вырабатывается одним человеком, и все ее принимают. Команда, которую не останавливают трудности, даже такие, как ресторан, который откроется только завтра в полдень, а чтобы успеть, его точку надо «взять» сейчас, в 3 ночи. Рассматриваются любые варианты, даже разбить витрину и сфотографироваться в указанном месте. Это команда, для которой не существует слова «невозможно», она всегда находит решение. И еще одно их качество — это авантюризм и решение идти ва-банк. «Маша и медведи» — одна из двух команд, которая пришла исключительно за победой. Она и была лидером до последнего этапа. У них все очень быстро, все на экономии времени и максимальных баллах. Это уже спорт. Нет той теплоты, как у «Сильных духом», поскольку нет времени на нее и нет сил шутить. Но лично меня окрыляет не цель, а сам процесс.

— А с какой командой вы стартовали из Перми?

— Пермь — Новосибирск я проехала в составе команды «Сильные духом». После строгой, сдержанной и нацеленной на победу «Маши и медведи» у «Сильных духом» я просто отдохнула морально. Мне кажется, именно они должны были получить приз «Дух экспедиции». По всем законам они должны были вылететь из гонки еще до старта в Мурманске. Это невероятная команда преодоления всех перипетий судьбы и взаимопомощи. Им не нужна была победа ради победы, они получали кайф от самого процесса. Поразительно позитивные и легкие энергетически, с потрясающим чувством юмора. Мы прорвались в такие дальние точки, которые никто не взял, кроме нас.

— Оглядываясь назад по прошествии двух месяцев, кого из участников или команд можете отметить как самого яркого?

— Невозможно выделить кого-то одного. Любую команду примеряешь на себя. Готова пойти в разведку с каждым. Невозможно не влюбиться в «Бродяг» или в «Астра Прайд». Они не только стихи слагают, это команда профессоров, практикующие врачи — хирурги, кардиологи, нейрохирурги, реаниматологи. В команде каждый сам себе капитан, а подчиненных нет. Вначале они мне устроили допрос, разве что лампой в глаза не светили. А потом попала туда как в семью. Они друга знают не один десяток лет, дружат семьями, отдыхают вместе. Вся красота команды в ее целостности и гармоничности. Это как звезды в созвездии. Выдерни одну — и созвездия не будет. Для меня ярким созвездием «Экспедиции Трофи» стала вся команда «Сильные духом», которая полностью оправдала свое название. Ведь главное в гонке — оставаться человеком, в тяжелейших физических и психологических условиях показать всем, но прежде всего самому себе, какой ты на самом деле.

Команда «Бродяги». Фото: Роман Потапов/Бродяги. Strana.Ru
Команда «Бродяги». Фото: Роман Потапов/Бродяги

— Возможно, по этой причине организаторы впервые ввели зачет по социальным проектам?

— Да. Ведь экспедиция — это давно уже не просто соревнование. В этом году каждая команда придумала для себя социальный проект, начала его реализовывать с момента заявки на участие в гонке с августа прошлого года и во время самой экспедиции. Два проекта были приурочены ко Дню Победы: «Мой прадед — герой» команды «Маша и медведи» и «Весточка от внука» команды «Бродяги» с письмами ветеранам и посещением домов престарелых. Важный проект адаптации людей после автомобильных аварий «Не сдавайся!» реализовывала команда «Сильные духом». Отдельно хочу отметить очень нужный современному обществу просветительский проект команды врачей «Астра Прайд» о донорстве крови «Сдай кровь — дай жизнь!» Удивительно, что практически все проекты выросли во всероссийские и продолжают набирать обороты. Мне посчастливилось принять участие в каждом из них, большинство поддерживаю до сих пор и помогаю выйти им на новый уровень.

— Если говорить о масштабах гонки, за время экспедиции удалось что-то увидеть по дороге?

— Когда ты в гонке, то практически не видишь ничего, кроме дороги. Обычно всё мельком, всё на бегу, либо в ночи. Но несмотря на это, гонка — это великолепное путешествие по России, это возможность увидеть страну, потому что ты видишь безумно красивую природу, ту зиму, которой уже давно нет в Москве, когда перед тобой лежат огромные белоснежные перины полей, пряничные сахарные деревья. Они все в кристалликах и сверкают так, что глазам больно. Встречаешь совершенно потрясающих людей, которые в 4 утра в глухой деревне идут по улице, и их можно спросить, где стоит памятник. А еще я узнала, что Простоквашино действительно существует. Милая бабулечка, ладненькая, как с картинки, вкусно пахнущая пирогами из печки, без зубика, в сером пуховом платке и потертом пальтишке цвета пасмурного неба, добродушная и сияющая, пока ребята фотографировались, расспрашивала, кто мы да откуда, куда путь держим. Вспомнила, что давеча приезжало аж 10 машин с такой же гонки. Я ее успокоила, что будут еще, просто мы первые.

— Какое место за всю поездку показалось самым красивым?

— Наверное, им должен был быть Байкал, но мы его не увидели. Запомнился Горный Алтай. У нас там была точка в монастыре на скалистом острове Патмос с висячим мостом. Как раз на этом мосту команде нужно было сфотографироваться. Место безумно красивое, как и весь Алтай.

— А какие задания гонки понравились больше?

— Мне очень понравилось задание «Культурная навигация», когда нужно было искать малоизвестные культурные объекты. В качестве минуса этого задания — хотелось, чтобы культурные объекты запоминались по названию и истории, с ним связанной, а не как «деревня такая-то, памятник с рукой».

Самым интересным было задание с фотографиями со всего мира. Дали список мировых достопримечательностей, возле которых должен сфотографироваться человек, держащий в руках фото команды. Но такого человека сначала нужно было найти, потом отправить ему командную фотографию, потом ждать, когда он с ней сфотографируется в нужном месте и выложит результат в социальную сеть. Представляете, какой международный размах!

Самые необычные задания были на участке от Омска до Новосибирска. Там были две очень маленькие деревни, а сфотографироваться нужно так, чтобы была видна надпись — название деревни. А там нет привычной таблички при въезде. В одной из деревень мы нашли почтовое отделение. А в другой не было ни почты, ни школы. Всего несколько домов, а мы с командой «Сильные духом» туда приехали в 3 часа ночи. Решили попытаться сфотографироваться с местным жителем и его паспортом, где бы было написано название деревни. А он нам дверь не открыл. Мы сделали крюк 600 км, чтобы туда добраться, а задание не выполнено. В итоге на остановке, отодрав объявления «куплю-продам», нашли маленькую синенькую табличку: «Школьный автобус. Деревня Кордон». И его расписание. В этом и есть суть всей гонки — никогда не сдаваться. Даже тогда, когда, казалось бы, всё, задание выполнить невозможно, ты продолжаешь искать решение, и в итоге находишь. Главное — идти до конца.

Есть спорные задания, об экологичности которых хочется сказать особо. Одно из них — видеопоздравление звездами команд с участием в гонке. Звезды — существа ранимые и их надо было как минимум предупредить, что обрушится шквал звонков, чтобы и они, и их близкие были готовы к этому. В результате море негатива.

— А что было с «Золотым конвертом»?

— «Золотой конверт» — это суперсложное задание, причем как для людей, так и для машин. Часть команд после Перми поехала простым маршрутом в Хабаровск, собирая по дороге точки и зарабатывая баллы, а вторая часть приняла решение взять «Золотой конверт», то есть заехать в Мирный и в Якутск. Это сложно, но зато сразу 150 очков. Такой шанс используют прежде всего те, кому терять нечего.

— И кто пошел?

— «Бродяги», потому что у них не было выхода. Они вылетели с первого этапа, и на совещании капитанов команд еще в Питере было принято волевое решение, что они продолжают идти вместе с гонкой, но не участвуют в зачете. Их оставили в гонке именно при условии участия в «Золотом конверте». На удивление организаторов ва-банк пошли еще несколько команд: «Маша и медведи», «Россия 2», «Сильные духом», «Сигнал», «Друзья». На этом этапе Мирный — Якутск все машины шли вместе. По сути, ехали не 4-5 отдельных команд, а одна большая команда, экипажи которой отслеживали судьбу друг друга, ведь машины, на которых проходила гонка, не приспособлены для Крайнего Севера, а там за бортом было до –37. В итоге все эти команды взяли «Золотой конверт».

— Это и было самым сложным заданием экспедиции?

— Самым сложным было в полном составе финишировать во Владивостоке. Две недели, почти 18 тысяч километров. Люди и машины — все на пределе возможностей, каждую минуту рискуя своей жизнью, без сна, еды и отдыха. Сложно не поругаться, остаться людьми и друзьями. Тем не менее доехали все. Мы с «Россией 2» финишировали последними, после всех команд, когда уже закончилась торжественная часть. Руководство гонки не рассчитало тайминг. Все должны были финишировать 8 марта днем, чтобы захватить световой день и сделать общую традиционную фотографию на маяке Эгершельд. Первая команда финишировала в 9 вечера. Остальные — за полночь. Мы были самыми последними, финишировав около 6 утра. Нам позвонило руководство гонки, сказав, что финиш закрыт и мы можем сразу ехать в отель. Но мы решили, что начав гонку у маяка, у маяка должны ее и закончить, и только потом ехать отдыхать. Это было принципиальное решение команды. Мы должны были для себя поставить в гонке точку. Была пурга, метель, но мы доехали. Нам, конечно, не хватило завершающего аккорда, когда все команды собрались вместе на награждении, когда можно обняться и выпить. Не было эмоциональной точки. Но на встрече участников «Экспедиции Трофи» 18 апреля организаторы объявили, что «Экспедиция Трофи 2017» состоится, и значит, есть шанс завершить незаконченное! Я теперь точно знаю, что дороги хватит на всех. И то, что «Экспедиция Трофи» — это начало новых экспедиций, место встречи новых друзей и рождения новых проектов.

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100