Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Спасение зоопарка

Как московский зоопарк выживал во время войны

Развлечениям в военное время всегда уделялось большое внимание. Чтобы люди не сошли с ума от страха и скорби, выходили на сцены артисты, пели певцы, играли музыканты. Среди тех, кто без выходных держал двери для посетителей открытыми с 1941 по 1945 год, был московский зоопарк.

Военные сложности

Такое решение принял его тогдашний директор Трофим Бурделев. Он был одним из немногих мужчин, оставшихся в штате — большинство отправилось на фронт. Из более чем семисот сотрудников в зоопарке остались около двухсот, в основном женщины.

А многие работы по-прежнему оставались «мужскими», физически тяжелыми или опасными. Работа с хищниками, благоустройство вольеров. Последнее стало сложной работой: морозы военных лет, разруха, бомбежки, нервная и неровная жизнь с постоянными переселениями животных превратило мирное «благоустройство» в бесконечный ремонт и борьбу за жизнь питомцев. Работницы круглосуточно находились в зоопарке, укладываясь спать на полах кабинетов.

Больше всего проблем создавало отопление. Многие животные теплолюбивы, особенно обезьяны и змеи, которые должны жить при определенной — высокой — температуре. В одну из бомбежек из здания террариума вылетели стекла, гады расползлись по территории в поисках теплых местечек и замерзли. Немногих найденышей сотрудницам пришлось отогревать за пазухой, а ведь некоторые были ядовиты.

Тепло экономили: террариуму досталось круглосуточное отопление, обезьянам — дневное. Многие млекопитающие были вынуждены жить в мороз, щели в их вольерах затыкали всеми подручными тряпками. Дровами приходилось запасаться сотрудницам, вырубая деревья (в основном больные) в самом зоопарке и в Измайловском лесу.

Бегемотик. 1943 год. Фото из архива Московского зоопарка. Strana.Ru
Бегемотик. 1943 год. Фото из архива Московского зоопарка

В эти годы самостоятельно приходилось делать решительно все. То, за что раньше отвечали службы доставки, грузчики, техники — все это оказалось на хрупких плечах работниц зоопарка. Это привело к неожиданному результату: впервые за многие десятилетия у животных не было проблем с сеном и травой. Женщины косили траву на бульварах города, газонах, в парках, вывозили сено из пригородных хозяйств, рядом с которыми шла линия фронта.

Хищников тоже не оставляли голодными: для мелких ловили крыс, для прокорма крупных просили фронтовиков присылать в Москву павших лошадей. Эта практика впервые была опробована еще в Гражданскую войну, когда два года во время перехода власти зоопарк был фактически предоставлен сам себе. Каждый прибывший труп обязательно проверялся в лаборатории.

Слон-защитник

Прибавились и военные заботы: город бомбили, так что пришлось заняться маскировкой труб, окон, обработкой деревянных частей специальным огнеупорным средством. Сам зоосад два раза попадал под бомбежку: в самый первый вражеский налет на Москву в ночь с 22 на 23 июля 1941 года и с 4 на 5 января 1942 года.

Животные реагировали по-разному. Больше всех пугались козлы и бараны, метавшиеся в своих загонах. Птицы и хищники были более равнодушны, а слон по имени Шанго и вовсе затоптал упавшую в его вольер зажигательную бомбу, забросав ее сперва песком с помощью хобота. Он отличился и в другой раз: после того, как в слоновнике загорелась крыша, ушастый и его подруга Джиндау протопали в ров с водой, где спокойно поливали себя, дожидаясь, когда люди потушат пожар. Шанго прожил в зоопарке до 50 лет.
На Новой территории зоопарка, которая появилась еще в 1926 году, в войну обосновалась артиллерийская часть — сейчас там есть мемориальная табличка. Остров зверей был превращен в склад боеприпасов, на газонах росли морковь и картошка. Все животные оттуда были убраны, кроме бурой медведицы по кличке Зойка: она успела залечь в спячку до всеобщего звериного переселения, и ее просто побоялись тронуть. Когда весной Зойка проснулась, то так приглянулась солдатам, что те взяли ее на свое попечение.

Фото из архива Московского зоопарка. Strana.Ru
Фото из архива Московского зоопарка

Сотрудницы тех лет в своих воспоминаниях пишут о том, что как-то попросили военных помочь с переводом оленя в другой вольер — первый был разрушен. Но солдаты, несмотря на имеющуюся любимицу Зойку, отказались — испугались ветвистых рогов. Пришлось женщинам справляться самим с помощью целой системы веревок.

Неожиданно пришлось спасать птиц, живущих на центральном пруду. Только не от вражеских сил, а от москвичей, которые в приступе голода были готовы съесть все живое. По воспоминаниям работника зоопарка Соломона Львовича Перешкольника, бывшего тогда ребенком, в городе не осталось ни голубей, ни воробьев, ни уток, ни крыс — все живое в городе было тщательно подъедено. Сотрудники же зоопарка, напротив, недоедали сами, стараясь накормить своих подопечных.

Сохранить нельзя уничтожить

Спасение животных, безусловно, стало главным приоритетом для работниц зоопарка. Однако потери были велики.

Сотрудники не любят вспоминать об этом, но после первых бомбежек правительство выпустило приказ о прямой ликвидации самых опасных животных. Это было проявление заботы о москвичах: вдруг после обстрелов и обрушения стен ядовитые змеи расползутся по городу?

«Этот приказ был выполнен, но явно не в предполагаемых объемах, — рассказала экскурсовод зоопарка Елена Лысогорская. — В зоопарке все же работают люди, которые любят животных. Я думаю, они просто пожалели своих питомцев и не выполнили приказа». Предпочли эвакуацию.
Которая, впрочем, прошла не очень гладко. Животных направили в Кавказский заповедник, в зоосады Сталинграда и Свердловска. Известно только о судьбе последнего состава: два первых потерялись на страницах истории. Не все животные смогли выжить, но кто-то сумел даже вернуться.

В московском зоопарке в военные годы был настоящий аншлаг: его посетили больше 4 миллионов человек. Возможность отвлечься от жуткой действительности благотворно действовала как на жителей города, так и на солдат, приходивших поглядеть на животных целыми дивизиями. Особую радость вызвало рождение летом 1943 года бегемотика, которого назвали Августом.

Фото из архива Московского зоопарка. Strana.Ru
Фото из архива Московского зоопарка

После войны зоопарк получил свой военный трофей: из Берлинского зоопарка в 1947 году был привезен миссисипский аллигатор по кличке Сатурн. Сейчас ему более 85 лет и, говорят, он до сих пор реагирует на немецкую речь. «СМИ писали, что он якобы содержался в личном зверинце Гитлера, но никаких подтверждений этому в документах я не видела», — отметила Елена Лысогорская.

Зубастый трофей можно увидеть в террариуме на Новой территории, а больше подробностей о буднях зоопарка в военное время — услышать до конца мая на специальных экскурсиях, записаться на которые можно по телефону.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100