Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Фикус и ивовая корзинка

Многим москвичам телевышка на Шаболовке известна также по имени ее изобретателя Шухова. Но мало кто знает, что гениальный инженер, подаривший миру технологию воздушных купольных конструкций, или, по-другому, «крыш без стропил», создал в Москве более десятка уникальных архитектурных объектов.

Как известно, молодую советскую Россию прославили 3 инженера — Гарин, Щукин и Шухов. Первый при помощи Алексея Толстого изобрел гиперболоид, второй оказался без ключей и одежды на лестничной клетке собственного дома, а третий — Владимир Григорьевич Шухов, благодаря придуманной им конструкции телевизионной башни на Шаболовке, позже названной в его честь «Шуховской башней». Впрочем, из троих инженеров Шухов стал известен первым. Созданная им телебашня стала, если можно так сказать, символом раннесоветского конструктивизма и одним из символов победы социализма.

Построенная в 1920–1922 годах по проекту башня должна была иметь высоту 350 метров, но помешала гражданская война. Шухов готовил проект за проектом: 175, 200, 225, 250, 275, 300, 325 и 350 метров. Однако аппетиты пришлось уменьшить и остановиться на высоте 148,3 метра. Чуть-чуть в росте башня прибавила благодаря техническим надстройкам и флагштоку, дотянув до 160 метров. 19 марта 1922 года работа была с успехом сдана государственной комиссии.

Шуховская башня. Фото: Евгений Птушка/Strana.ru. Strana.Ru
Шуховская башня. Фото: Евгений Птушка/Strana.ru

Сама башня нецеликовая и состоит из 6 огромных секций. Верхние секции меньшего диаметра, чем нижние, собирались внутри нижней и поднимались наверх. При этом ни лесов, ни подъемных кранов не использовалось — только блоки и лебедки. А Нижняя секция установлена на бетонном фундаменте диаметром 40 метров и глубиной всего-навсего 3 метра. Удивительно, но всего 3 метра вниз, притом что вверх башня больше в 50 с лишним раз.

Между тем сама конструкция, основанная на пирамиде из один на другом закрепленных гиперболоидов, была придумана еще в конце XIX века, о чем свидетельствует полученный Шуховым патент Российской империи №1896 от 12 марта 1899 года, заявленный тремя годами раньше — 11 января 1896 года.

В 1960-х годах башня фактически была символом советского телевидения и показывалась перед началом вещания телепрограмм и еще долгие годы сохраняла свой неофициальный статус одного из символов Москвы. Скажем, поздравительную открытку «С Новым годом!» с видом телевизионной башни на Шаболовке считалось отправить едва ли не признаком хорошего тона.

Фото: Евгений Птушка/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Евгений Птушка/Strana.ru

Ее можно увидеть из многих точек Москвы, но торчащая среди невысоких домов московского района Шаболовка с близлежащих улочек телебашня открывается взору неожиданно. Но несмотря на свой немаленький рост, она отнюдь не давит размерами и не гнетет величественностью. Причина тому — сетчатая структура, ажурность, которые позволяют достичь минимальной парусности. Удивительно, но при строительстве Шуховской башни израсходовано в три раза меньше металла, чем при строительстве Эйфелевой башни в Париже. При изначальной расчетной высоте 350 метров масса Шуховской башни должна была составлять всего 2200 тонн, тогда как 300-метровая Эйфелева башня весит около 7300 тонн.

На Всероссийской выставке 1896 года одним из наиболее заметных экспонатов стала водонапорная башня высотой 25 метров. Ее конструкция казалась легкой, а оттого неустойчивой и непрочной — в основании находились железные брусья, сложенные в виде гиперболоида. Однако непрочность и неустойчивость оказались иллюзорными. На единственный вопрос изумленных посетителей «как?» автор пожимал плечами и скромно рассказывал одну и ту же историю о том, как однажды, придя в свой собственный кабинет, увидел, что плетеная корзинка для ненужных бумаг перевернута вверх ногами, а на днище стоит тяжелый горшок с цветком. «Эврика!» — воскликнул я, повторяя восторг Архимеда. Так пришла идея, положенная в основу конструкции водонапорной башни, ставшей, в свою очередь, прообразом прославившей гениального инженера-изобретателя телебашни.

Между тем не все знают, что телевышка на Шаболовке — лишь один из объектов, где Владимиру Григорьевичу довелось приложить свой талант инженера-конструктора и идею, возникшую на почве ивовой корзинки с водруженным на нее фикусом. И всякий раз использование им ажурных конструкций позволяло решать инженерными способами сложнейшие архитекторские задачи. Основное направление, в котором работал Шухов в Москве, — здания со светопроницаемыми сводами. Среди таких построек конца XIX — начала XX века шуховские ажурные конструкции стоят почти в 100% случаев.

Владимир Григорьевич Шухов. Автопортрет. Strana.Ru
Владимир Григорьевич Шухов. Автопортрет

Самый известный пример — стеклянная крыша ГУМа (бывшие Верхние торговые ряды). В Москве даже был объявлен конкурс на их постройку. Победил проект, в котором принимал участие Шухов. Разумеется, инженер отвечал за перекрытия и крышу. Основа прозрачной крыши — каркас из стальных стержней. Площадь крыши гигантская, а значит, и материала на нее ушло невероятное количество — более 800 тонн. Но крыша не выглядит тяжеловесной. Переплетения стержней кажутся паутиной. Чтобы дополнительно облегчить конструкцию, как в смысле веса, так и визуально, традиционные раскосы и стойки были заменены тонкими лучами диаметром всего около 1 сантиметра. Это не был путь проб и ошибок. Оптимальность такого решения была доказана Шуховым научно. Инженер указал единственно верный путь — переход к пространственным системам, в которых все элементы конструкции при восприятии нагрузки работают как единый слаженный организм. Открытие рядов состоялось в 1893 году, и это был безусловный фурор.

ГУМ. Фото: Антон Агарков/Strana.ru. Strana.Ru
ГУМ. Фото: Антон Агарков/Strana.ru

Шухов участвовал в строительстве Государственного музея изобразительных искусств им А.С. Пушкина (1898–1912). Задача стояла та же — создать прозрачную крышу, но иная цель — обеспечение освещенности зала естественным светом. В итоге Владимир Шухов разработал трехъярусную металлостеклянную крышу. До сих пор на примере этой разработки обучают инженеров и архитекторов.

Металлостеклянная крыша, закрывающая от непогоды длиннющие платформы Киевского вокзала, до сих пор впечатляют воображение. Кажется, абсолютно современное сооружение, едва ли не конца XX века. Между тем эта постройка также имеет уже знакомого нам автора — инженера Шухова. 230 метров в длину, около 1300 весом крыша стала крупнейшей в Европе. Стройка велась с 1914 по 1918 год, то есть еще до возведения Шаболовской телебашни. Совсем недавно, в 2003–2004 годах, дебаркадер был перестроен по упрощенному проекту: легендарные шуховские арки перекрытий заменили сварными, исторические же 4 клепаные стальные арки из 27 оставили только в торце перекрытия, примыкающем к зданию вокзала. Справедливости ради надо отметить, что внешний вид дебаркадера при этом практически не изменился.

А вот аналогичный проект Шухова для Казанского вокзала так и остался неосуществленным. Началась революция, и стране стало не до архитектурно-инженерных изысков.

Для Главпочтамта Шухов спроектировал прозрачную крышу операционного зала, который был высотой ни много ни мало три этажа. Конечно, для такого сугубо утилитарного места подобная конструкция не являлась чем-то жизненно необходимым. Скорее, это было блажью. Но Шухов справился. Он даже не забыл предусмотреть климатические особенности России, для чего сконструировал специальный трехслойный свод. А все ради того, чтобы купол мог сохранять тепло и выдерживать нагрузки от снега.

Еще один образец московской шуховской архитектуры — светопрозрачные покрытия над вестибюлем бывшего здания Высших женских курсов, ныне Педагогический университет, на Малой Пироговской. Первоначально никакой светопроницаемой крыши в здании Высших женских курсов не планировалось, а хотели сделать уютный дворик на итальянский манер. Хорошо, что быстро осознали, что Россия — не Италия, а потому дворик лучше сделать крытым. Кстати, именно здесь до революции читали лекции историки Сергей Соловьев и Василий Ключевский. Под этими сводами учились барды Юрий Визбор и Юлий Ким, а также выдающийся режиссер Петр Фоменко. Под перекрытиями аудиторного корпуса снимали знаковые киноленты — «Хождение по мукам», «Большую перемену», «Мы из джаза», «Доктора Живаго» и даже «Карнавал».

В доме по адресу улица Мясницкая, дом 21 — историческом памятнике XVIII века — располагается Российская академия живописи, ваяния и зодчества, а до революции здесь размещалось Училище живописи, ваяния и зодчества. Уже в конце XIX века училище фактически имело статус высшего учебного заведения. В то время там часто проходили выставки знаменитых художников, концерты и благотворительные вечера, и старинный дом на Мясницкой улице всегда притягивал массу людей. В начале XX века во дворе был построен выставочный зал, застекленную крышу которого проектировал все тот же Шухов.

Гостиница «Метрополь». Дореволюционная открытка/Фотобанк Лори. Strana.Ru
Гостиница «Метрополь». Дореволюционная открытка/Фотобанк Лори

К великому сожалению, совсем недавно, в 1980–1990 годах в Москве были утрачены исторические, возведенные в 1905 году шуховские конструкции купола гостиницы «Метрополь». Те своды, которые имеются в «Метрополе» сейчас, — увы, новодел, хотя и отнюдь не плохой. А между прочим под тем историческим стеклянным куполом гостиницы был открыт ресторан «Зимний сад», где когда-то встречались балерина Анна Павлова с актрисой Верой Комиссаржевской и композитором Сергеем Рахманиновым.

Такая же судьба постигла пассаж купчихи Веры Фирсановой (более известный как Петровский пассаж). Изначально пассаж был спланирован так, чтобы неизолированные торговые залы объединялись в единое внутренне пространство. Шухов спроектировал свод над торговыми улицами, где собралось больше пятидесяти разных павильонов. Сохранив свое предназначение как престижные торговые ряды, оригинальный шуховский купол он тем не менее утратил во время реконструкции в 1990-м.

И это только те московские сооружения, для которых Шухов сконструировал светопроницаемые крыши.

Не менее важной была эстетическая сторона вопроса. Архитектор И.В.Жолтовский писал: «Создать живой образ из мертвого материала можно только, если мастер настолько сроднился с этим материалом, что научился им «думать», научился формировать его по законам построения живой органической материи». Кажется, Шухов, не будучи непосредственно архитектором, но, безусловно обладая ощущением и пониманием прекрасного, интересуясь фотографией, музыкой и литературой, воспринимал свои инженерные экзерцисы именно с точки зрения искусства. Помимо прочности и практически, для него была чрезвычайно важна чистота линий и гармоничность создаваемого. Один из соавторов Шухова, с которым они строили Бахметьевский гараж, архитектор Мельников, сказал замечательные слова: «В строительной конструкции таится душа. Суметь ее вызвать — значит создать Архитектуру». В этих словах вся суть инженера Шухова.

При всей популярности и известности инженера Шухова много десятилетий не могли причислить к какой-либо категории. Вроде, инженер, но инженерам не принято памятники ставить. Вроде, архитектор, но тоже какой-то ненастоящий.

Лишь в 2008 году в Москве на Тургеневской площади был открыт памятник Шухову. Шухов увековечен с рулоном чертежей и в накинутом на плечи плаще. В композицию также входят три бронзовые скамейки, на двух из которых лежат инструменты, а третья — сама представляет собой конструкцию из колёс и зубчатых передач. Удивительно, но на скамейке не нашлось место перевернутой ивовой корзинке с фикусом.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100