Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

«Священные коровы» в царском Крыму 1945-го

Итоги Ялтинской конференции союзных держав известны всем: в феврале 1945 года в освобожденном Крыму были определены послевоенные границы Европы, разделены сферы влияния, создана основа «биполярного мира», сформированы принципы ООН. Один мирный сюжет остается в тени геополитики и военной истории: Ялтинская встреча заново открыла стране и миру старый курортный Крым. Не просто «народные здравницы», а царский Крым.

Уже через месяц после Ялтинской конференции вышел первый советский путеводитель, представлявший широкой публике три дворцовых резиденции и другие точки на маршруте Черчилля, Рузвельта и Сталина. Сегодня, изучая этот маршрут, можно лишь печально помечтать о том, как могла бы сложиться жизнь страны, если бы союзники остались союзниками и все благие намерения осуществились. И какая судьба ждала бы «воскрешенный Крым, очищенный от гуннов», по торжественному выражению Черчилля.

Операция «Аргонавт»

Крым как место проведения конференции был выбран Сталиным. Союзники предлагали Северную Шотландию, Мальту, Афины, Александрию или Иерусалим, но советский лидер хотел устроить встречу на своей территории. В феврале 1945-го полуостров еще находился в зоне действия немецкой авиации, поэтому операция «Аргонавт» — так ее окрестили по идее Черчилля — требовала строжайшей секретности и исключительных мер по обеспечению безопасности на земле, на море и в воздухе.

Президент США и премьер-министр Великобритании должны были прилететь с Мальты на военный аэродром близ санатория в поселке Саки. Активность американских и английских самолетов, собиравшихся на Сакском аэродроме, «прикрыли» легендой о том, что аэродром обслуживает челночные рейсы союзных бомбардировщиков. Летчики-истребители, охранявшие небо над аэродромом 3 февраля 1945 года, получили приказ сбивать без предупреждения любой самолет, не отвечающий на сигналы распознавания «свой-чужой». О том, кого именно охраняют и ждут, они узнали только постфактум.

Личный самолет Рузвельта приземлился первым. Это был четырехмоторный трансконтинентальный S-54R с собственным именем «Sacred Cow» («Священная корова»), специально оборудованный для президента, передвигавшегося в инвалидной коляске. Через двадцать минут прибыл Черчилль на таком же американском самолете, но с британскими опознавательными знаками. Обоих сопровождали дочери — Анна Беттигер и Сара Черчилль.

Уинстон Черчиль с дочерью. 1945 год. Фото: Imperial War Museums. Strana.Ru
Уинстон Черчиль с дочерью. 1945 год. Фото: Imperial War Museums

Одинокий Сталин приехал на два дня раньше, 1 февраля, на спецпоезде, преодолевшем расстояние от Москвы до ж/д станции Симферополь всего за сутки. Сталин оповестил Черчилля о том, что он на месте, но встречать гостей на аэродроме по каким-то своим соображениям не стал. Тем не менее президента США и премьер-министра Соединенного Королевства приняли по всем правилам и высшему классу, о чем остались воспоминания участников. Почетный караул, оркестр, первые после самого-самого первого лица советского государства, щедрое по военным временам угощение: икра, семга, яйца, водка, коньяк, вино, «русский чай» с лимоном.

Дорога до Ялты

Английский и американский гарнизон разместился тут же, в Сакском санатории, а Черчилль и Рузвельт со свитами загрузились в огромные бронированные «ЗИСы» и «виллисы», чтобы начать 150-километровый путь к южному побережью. Дорога до резиденций в предместьях Ялты заняла еще шесть или восемь часов. За окнами машин высокие гости наблюдали перемены крымского ландшафта, постепенное смягчение погоды (в Саки еще лежал снег) и приметы только что стихшей войны: руины, сгоревшую технику, отряды солдат и большое количество женщин в военной форме.

Уинстон Черчиль. Фото: Imperial War Museums. Strana.Ru
Уинстон Черчиль. Фото: Imperial War Museums

Черчилль был здесь не впервые. В октябре 1944-го он уже ступал на крымскую землю в аэропорту «Сарабуз» под Симферополем, где его личный самолет «Йорк» дозаправляли для секретного вылета в Москву. Теперь дорога до Ялты заняла у него больше времени, чем у кортежа Рузвельта, потому что англичане сделали привал — опять в Симферополе, недалеко от трассы, в живописном квартале рядом с Детским парком. Улица Шмидта, 15, особняк Раковых постройки 1907 года — готический коттедж со шпилем на крыше и фигурой льва у входа; в нем располагалась гостиница крымского партактива. Сегодня это ветхий жилой дом с памятной табличкой на стене. Черчилль пробыл в гостинице недолго, около часа. Не преминул покурить на балконе, наблюдая за развернутой в Детском парке зенитной батареей — об этом рассказал крымским краеведам свидетель события, узнавший человека с сигарой. Отметим, что неугомонным сторонникам «теории заговора» этой краткой остановки хватило, чтобы заподозрить сэра Уинстона в совершении какого-то походного масонского ритуала.

Автомобили Рузвельта, судя по всему, по дороге нигде не задерживались. Однако на карте Ялтинской конференции есть еще один промежуточный пункт — алуштинский особняк Голубевых, известный как дача «Голубка». Сегодня его занимает центральная библиотека Алушты, а в феврале 1945-го это был специально подготовленный гостевой дом, где Сталин остановился отдохнуть на своем пути из Симферополя в Ливадию. Если Черчилль на привале покурил, то Иосиф Виссарионович, как отмечено в отчете, побрился. В честь события на стене дома появилась памятная доска, исчезнувшая без следа, когда отец народов стал фигурой умолчания.

На этой даче, как и на всех маршрутах конференции, Сталин шел по невидимым следам русских царей. Особняк, выстроенный местным Страховым обществом в 1827 году, позже купил генерал Голубев, а в 1894-м на даче «Голубка» останавливался цесаревич Николай Александрович. Будущий император спешил в Ливадию к умирающему отцу, чтобы получить благословение на брак с принцессой Гессен-Дармштадтской. В доме Голубева Николай встретил свою «ненаглядную Аликс», которая через несколько недель станет императрицей Александрой Федоровной.

Ливадия

Крым, освобожденный от оккупации в мае 1944 года, лежал в руинах, но даже в этот момент на южном побережье было достаточно дворцов и вилл, достойных принять самых высоких гостей. Выбор резиденций для трех главных действующих лиц был и остроумным, и логичным, и неожиданным.

Главным пунктом и официальным местом проведения Ялтинской конференции стал Белый дворец в Ливадии — центр семейной царской усадьбы. Ливадийский комплекс сильно пострадал от фашистов, Малый дворец и флигели были разрушены, но Белый дворец сохранился достаточно хорошо. То, что императорскую резиденцию предоставили президенту США — жест и символический, и политкорректный: коммунистический лидер отказался от дома царя, а Рузвельту с парализованными ногами удобнее всего было жить в центре событий. Для него подготовили апартаменты на бывшей половине императрицы. Парадный кабинет Александры Федоровны стал спальней президента, и Рузвельт нашел ее идеальной.

Франклин Делан Рузвельт. Фото: Библиотека Конгресса США. Strana.Ru
Франклин Делан Рузвельт. Фото: Библиотека Конгресса США

Даже распорядился не устанавливать специальную кровать, на которой обычно спал в поездках. Можно представить, каких усилий стоил этот комфорт. Если верить частным воспоминаниям, за две недели до открытия конференции американцев, приехавших проверить президентские покои, сильно покусали клопы. Пришлось спешно проводить дезинфекцию.

Дворцы, где предстояло жить союзникам, привели в порядок за два месяца. Это была, конечно, не реставрация, а качественный косметический ремонт и благоустройство территории. Работами занимался особый строительный батальон — в нем служили пять тысяч вольнонаемных — с привлечением немецких и румынских пленных. Кроме строителей и реставраторов (за работу их наградили боевыми орденами и медалями), были и особые умельцы из ведомства Берии, устанавливавшие в комнатах иностранных гостей «жучки».

Ялтинская конференция открылась в 4 часа дня 4 февраля в Белом зале Ливадийского дворца. В этом парадном зале с огромными окнами установили круглый стол для заседаний; сегодня его можно увидеть в музее Ливадийского дворца. Оборудовали Бильярдную — не для игры, мало привлекавшей сухорукого Сталина и парализованного Рузвельта, а для переговоров и заседаний. Привели в идеальный порядок прекрасный Итальянский дворик. Во дворике сделано большинство знаменитых фотографий, в том числе классический тройной портрет главных участников. В Ливадии прошло семь официальных заседаний и три встречи министров иностранных дел. Рузвельт дал два приема в честь Сталина, хозяйкой на которых была его дочь. Итоговый текст коммюнике был подписан за завтраком в Бильярдной.

Популярная история о том, что Рузвельт хотел купить Ливадийский дворец, чтобы поселиться в нем на покое и заниматься благоустройством Крыма, кажется байкой. Однако она, скорее всего, истинна — запись разговора имеется в опубликованных архивных документах.

Воронцовский дворец в Алупке

Резиденцией Черчилля стала самая английская из крымских вилл — Воронцовский дворец, спроектированный британцем Эдуардом Блором в Алупке. По красоте и историческому значению имение Воронцовых не уступает царской Ливадии, а может быть, и превосходит ее. С виллы графа Михаила Семеновича Воронцова, дипломата и высокого сановника, генерал-губернатора южных российских провинций, известного своей англоманией и несправедливо ославленного молодым Пушкиным, началась большая курортная история Крыма. Имению повезло и после 1917 года — дворец почти сразу же был превращен в музей и сохранился лучше многих других.

Иосиф Сталин. Фото: Библиотека Конгресса США. Strana.Ru
Иосиф Сталин. Фото: Библиотека Конгресса США

Кроме романтической архитектуры, на выбор резиденции мог повлиять и тот факт, что Черчилль был упорным противником встречи в Крыму. Он до последнего сомневался в пригодности этих мест для какой-либо цивилизованной встречи глав государств. Искренне или притворно, трудно сказать. Полуостров со времен Крымской войны имел особое значение для Британии, а хитрый и умный Черчилль был равновеликим партнером такого сложного персонажа, как «маршал Сталин» — так советский лидер именуется в мемуарах сэра Уинстона. Маршал Сталин развеял скепсис союзника — Черчилля поселили в эпицентре крымской красоты, природной и рукотворной, создав максимально удобные условия. Особенно очевидно это было по контрасту с истерзанными войной окрестностями виллы. «Наши хозяева сделали все возможное, чтобы создать нам комфорт, и любезно принимали к сведению любое, даже случайное замечание», —  позже вспоминал Черчилль.

В Воронцовском дворце для него приготовили Парадный кабинет, Ситцевую комнату и Китайский кабинет, занятый под спальню. Приемы устраивали в Парадном зале, за обеденным столом происходили неофициальные встречи. В мемуарах Черчилль описал свою пикировку с «маршалом Сталиным» за обедом 10 февраля — оба были настроены единодушно, но все-таки слегка задевали друг друга, провозглашая тосты. Премьер-министру не понравилось, как советский лидер предлагает тост за короля — с оговорками насчет народной власти. В ответ Черчилль предложил новую формулу «за глав трех государств»: за его королевское величество, за президента США и за президента СССР Калинина. Маршал Сталин не возражал.

По окончании конференции Черчилль, так не желавший ехать в Крым, задержался на полуострове на два дня дольше Рузвельта. Бывший военный моряк, всегда чтивший флотские традиции, он отправился с визитом к экипажу крейсера «Ворошилов» — этот боевой корабль возглавлял флотилию, прикрывавшую союзников с моря. Черчилль съездил в Севастополь и Балаклаву, к месту страшного сражения Крымской войны. Посетил полуразрушенное после свежих боев Английское кладбище под Севастополем и отметил, что русские относятся с уважением к могилам бывших врагов. К сожалению, позже этой традицией пренебрегли, и историческое кладбище полностью исчезло — оно постепенно разрушалось, пока его землю не отдали садовому кооперативу.

В Крыму сохранилась легенда о том, что в феврале 45-го на Английском кладбище Черчилль нашел могилу своего родственника герцога Мальборо, павшего в Балаклавской «Долине Смерти». Но это лишь легенда.

И один курьез: после конференции заместитель наркома внутренних дел СССР генерал Круглов, отвечавший за устройство приемов, охрану и обеспечение гостей всем необходимым, стал единственным в истории чекистом-рыцарем Британской империи.

Воронцовский дворец. Львиная терраса. Открытка: Staryh Luiba/Фотобанк Лори. Strana.Ru
Воронцовский дворец. Львиная терраса. Открытка: Staryh Luiba/Фотобанк Лори

Юсуповский дворец в Кореизе

Еще один интригующий сюжет Ялтинской конференции связан с выбором резиденции для Сталина. Генералиссимус разместился в самом скромном (конечно, по меркам аристократической «русской Ривьеры») из приморских дворцов — он занял небольшое имение Юсуповых в Кореизе, на полпути между Алупкой и Ливадией. В этом тоже можно усмотреть публичный жест «скромного в быту» коммунистического вождя: в конце концов, Феликс Юсупов, последний хозяин Кореиза и убийца Распутина, поучаствовал в создании революционной ситуации. С другой стороны, фантастические возможности сказочно богатых Юсуповых рифмуются с всевластием «отца народов». Юсуповым принадлежала даже гора Ай-Петри — княгиня Зинаида Николаевна, по словам сына, очень удивилась, получив ее в подарок на день рождения от мужа.

В воспоминаниях Феликса Феликсовича Юсупова Кореизскому дворцу посвящены яркие строчки: «Кореизская усадьба, серокаменная, грубая, вписалась бы скорее в городской пейзаж, нежели в приморский. Тем не менее была она гостеприимна, удобна. В парке стояли домики для гостей. Вокруг дома — розы, и воздух благоухает. Сады и виноградники спускаются уступами-террасами до самой воды.

Отец наследовал Кореиз от матери и самолично занимался управленьем и украшеньем. Одно время он увлекся скульптурой. Купил огромное количество статуй и уставил ими весь парк. Нимфы, наяды, богини стояли у каждого кустика, как в гомеровы времена. На берегу отец устроил купальню и бассейн с постоянным подогревом воды, так что купаться можно было в любое время года. Вдоль берега стояли бронзовые фигуры — персонажи крымских легенд, а на пристани статуя Минервы напоминала нью-йоркскую Свободу с факелом в руке. На скале сидела наяда. Если бурей ее сносило, немедленно ставили новую».

Ялтинская конференция. Фото: russianlook.com. Strana.Ru
Ялтинская конференция. Фото: russianlook.com

В 1920-х в Юсуповском имении располагался закрытый партийный санаторий, где успел полечиться другой Феликс, воистину революционный и «железный» — Дзержинский. Сталин, по некоторым сведениям, выбрал этот дворец в качестве госдачи еще до войны. Винный подвал дворца был переоборудован в бункер с тиром. Никаких достоверных описаний этой госдачи не осталось — генералиссимус умел окружать себя тайнами.

После войны Юсуповский дворец опять функционировал как «госдача», недоступная простым смертным. И это положение, только в другой форме, сохраняется по сей день: с 1990-х Кореизский дворец занят неким элитным отелем. Территория охраняется, раз в неделю туда водят платные экскурсии. От обстановки юсуповского времени мало что сохранилось, изобилия парковых скульптур давно нет, остались несколько львов и пара фонтанов. Следы Ялтинской конференции есть, но своеобразные — рекламно-мифологические: состоятельным гостям предлагаются апартаменты «Сталин», «Юсупов» и «Молотов» (Молотов на этой госдаче тоже жил), причем «Юсупов» — самый роскошный.

Перед дворцом торжественно оформлена очередная крымская легенда о Ялтинской встрече: три пальмы, якобы посаженные в честь трех главных участников антигитлеровской коалиции.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100