Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Бродский в ссылке

«В деревне Бог живет не по углам». Это первая строка известного стихотворения Бродского, которое он написал в Норинской, маленькой архангельской деревушке. Если вы побываете в Норинской сегодня, то сами убедитесь: так все и есть, не по углам ютится Бог, да и насмешников стало намного меньше...

«В деревне Бог живет не по углам». Это первая строка известного стихотворения Бродского, которое он написал в Норинской, маленькой архангельской деревушке. В ней будущий нобелевский лауреат прожил более полутора лет в ссылке, сокращенной по просьбам Ахматовой, Чуковского и многих других известных поэтов и писателей с первоначальных 5 лет, полагавшихся за злостное тунеядство. Если вы побываете в Норинской сегодня, то сами убедитесь: так все и есть, не по углам ютится Бог, да и насмешников стало намного меньше...

А заодно насладитесь всеми радостями, даруемыми туристу настоящей северной зимой, и познакомитесь с традиционным укладом жизни, отличающим архангельскую глубинку от любой иной. С появлением в Коноше приличной гостиницы, а в самой Норинской двух гостевых домов, путешествовать по местам временного пребывания в 1964–65 годах прошлого века «великого тунеядца» стало намного проще и удобнее.
Все необходимые контакты можно найти на сайте туристско-информационного центра Архангельской области. Созвонившись с супругами Мальцевыми, владельцами обоих гостевых домов в Норинской, вы легко договоритесь о встрече на вокзале (Коноша — крупная узловая станция) или прямо в деревне, расположенной в 23 км от Коноши по дороге в сторону Вельска. Это если вы решите поехать не поездом, а на машине.

«Мой народ, терпеливый и добрый народ»

2015-й объявлен Годом литературы в нашей стране, так что вполне уместно, согласитесь, почаще цитировать Бродского. Тем более что 24 мая будет отмечаться 75-летие со дня его рождения. В этой связи Мальцевы испытывают большие надежды, ибо уже серьезно вложились в новое для себя дело (Анатолий раньше работал в военкомате, а Елена до сих пор трудится в вагонном депо), решившись на это весной прошлого года. Люди они замечательные. Да и вообще Русский Север в этом смысле, к счастью, не сильно изменился за минувшие полвека.
Гостям здесь очень рады и сделают все, чтобы вы почувствовали себя как дома. Северяне — народ крайне деликатный и сдержанный. При этом открытый и дружелюбный. Редкое сочетание, которое Бродский оценил с первых дней жизни в Норинской. Здесь не принято лезть в душу с расспросами и пытаться переиначить чужого человека на свой лад.

Фасад дома Таисии Пестеровой, где Бродский прожил первые недели ссылки. Фото: Олег Онегин. Strana.Ru
Фасад дома Таисии Пестеровой, где Бродский прожил первые недели ссылки. Фото: Олег Онегин

Иосифа Александровича в Норинской все звали Ося. Сейчас живы только те, кто в то время обязательно добавлял к его имени слово «дядя». Именно у сына Таисии Пестеревой Мальцевы и выкупили дом, где Бродский прожил первые две недели в Норинской. Народ, который он искренне полюбил, снисходительно и с пониманием воспринимал неприспособленность поэта к деревенской жизни, неумение работать руками. Его ценили за интеллигентность, детскую неотмирность и отзывчивость — Бродский всегда давал взаймы и не требовал возврата, охотно делился имевшимися у него лекарствами, с которыми в советской глубинке было тогда напряженно. Да и выпивать с хозяевами и коллегами по совхозу «Даниловский» не отказывался, щедро угощая дефицитным и дорогим для деревенских коньячком, присланным или привезенным друзьями.

В 1976 году Бродский, живя в Соединенных Штатах, с добрым чувством вспомнил про Норинскую в стихотворении:

Ты забыла деревню, затерянную в болотах
залесенной губернии, где чучел на огородах
отродясь не держат — не те там злаки,
и дорогой тоже все гати да буераки.
Баба Настя, поди, померла, и Пестерев жив едва ли,
а как жив, то пьяный сидит в подвале,
либо ладит из спинки нашей кровати что-то,
говорят, калитку не то ворота.
А зимой там колют дрова и сидят на репе,
и звезда моргает от дыма в морозном небе.
И не в ситцах в окне невеста, а праздник пыли
да пустое место, где мы любили.

«И звезда моргает от дыма в морозном небе...» Боже, как точно и как прекрасно сказано! Сегодня любой турист, выглянув из гостевой избы, что по соседству с той, где большую часть ссылки прожил великий поэт, может увидеть то же самое. Ничего здесь, по существу, не изменилось, ни-че-го! В этом и заключается секрет притягательности Норинской, словно застывшей в середине прошлого века.

«Пылают свечи. Мышь скребет под шкафом»

В наши дни в Норинской тоже случаются перебои с электричеством, которое в деревню провели лишь в 1973 году. Зато в случае аварии турист окажется ровно в тех же условиях (за исключением мобильной связи — она здесь работает устойчиво), что и опальный поэт: при свечах и керосиновой лампе. Интересно также освоить на практике нехитрые премудрости деревенского быта. Например, научиться правильно топить дровами русскую или голландскую печь, готовить грибовницу. А какое удовольствие просто походить в настоящих валенках и стеганом жилете! И то, и другое Мальцевы сразу выдают всем своим гостям.

Кроме того, в Норинской находится филиал Коношского районного краеведческого музея — в Доме Пашковых. В любое время его сотрудники готовы провести шикарную экскурсию с глубоким погружением в деревенский быт середины 60-х годов прошлого века. И стоить это будет всего 60 рублей (!) с человека. Отдельно могут организовать мастер-классы по печатанию на машинке (не все уже помнят, что это такое), ткачеству, чесанию шерсти, плетению из бересты и т.д.

Интерьер Дома Пашковых. Фото: Олег Онегин. Strana.Ru
Интерьер Дома Пашковых. Фото: Олег Онегин

Пешеходная экскурсия по деревне тоже произведет сильное впечатление, поскольку можно будет увидеть много любопытных архитектурных нюансов — самобытность деревянного строительства на Русском Севере не ограничивается лишь храмовым зодчеством.

Кроме того, Мальцевы, придумавшие для своих гостей слоган «Отдых со смыслом для людей со вкусом!», готовы предложить самый широкий спектр развлечений действительно на любой вкус. Скажем, обычная прогулка к роднику в снежную пору превратится в увлекательное путешествие на широких охотничьих лыжах. Это гораздо более экологично, полезно и безопасно, чем катание на снегоходе. Разумеется, попариться в баньке после такой прогулки — отдельное удовольствие, и оно также доступно. Причем вы можете истопить баню самостоятельно, что будет не только дешевле, но и интереснее.

Проведя таким образом целый день, вечером хорошо почитать на сон грядущий или самого Бродского, или о нем. Допустим, вышедшую год назад книгу Михаила Мильчика «Иосиф Бродский в ссылке». Из нее вы почерпнете много интересного. В частности, что именно после Норинской, по мнению специалистов, начинающий поэт превратился в поэта с большой буквы. Именно здесь Бродский написал более 150 стихотворений, многие из которых вошли в золотой фонд его наследия. В гости к нему в эту глухую северную деревню приезжали известнейшие люди. Среди них были и поэт Евгений Рейн, и Анатолий Найман, литературный секретарь Анны Ахматовой, и возлюбленная Бродского Марина Басманова, которой (М.Б.) он посвятил самые знаменитые свои произведения.

И конечно, все заядлые любители сельского туризма из больших городов отмечают, что поначалу, приезжая в подобные места, просто отсыпаются. Особенно, несомненно, зимой. К тому же и ночи северные длиннее, и прохлада ощутимей, да и скребущихся под шкафом мышей в этот сезон не застать...

«Да, здесь как будто вправду нет меня»

В Коноше Бродский представлен менее убедительно и органично, чем в Норинской. Прямо о нем говорит разве что мемориальная табличка на здании вокзала, да Коношская центральная районная библиотека, единственная в мире гордо носящая имя поэта. К слову, постоянная экспозиция, посвященная Бродскому, делает библиотеку не менее привлекательным для туриста объектом, чем местный краеведческий музей. В него загляните обязательно! Узнаете много интереснейших фактов не только из истории строительства Северной железной дороги, ранее называвшейся в народе Мамонтовской, в честь знаменитого мецената, на деньги которого она и правда строилась в конце XIX века. Забавно, что жителей следующей крупной узловой станции — Няндомы — по этой же причине величали «мамонами». Говорят, что прозвище в ходу до сей поры.

Телефон, по которому Бродский звонил в Москву. Фото: Олег Онегин. Strana.Ru
Телефон, по которому Бродский звонил в Москву. Фото: Олег Онегин

Станционные северные городки все похожи друг на друга, как двоюродные братья. Неизбежный памятник Ленину позволяет легко ориентироваться в пространстве по принципу центробежности. На главном дорожном перекрестке без труда можно найти, где перекусить. В Коноше имеет смысл сделать это в кафе с редким для районных городов романтическим названием «Летучий голландец». Туда же стоит заглянуть и вечером в выходные дни, чтобы убедиться, что и уездные развлекательные заведения не отстают от более масштабных форматов. К тому же здесь, играя на бильярде, можно непринужденно пообщаться с местной интеллектуальной элитой, в которую, несомненно, входят и супруги Мальцевы.

Малый туристический бизнес в Коношском районе сегодня во всех отношениях малый. Кроме затрат. Уровень затрат на второй свой гостевой дом Анатолий и Елена осознали только после того, как вывезли из него четыре самосвала разного мусора. И пока еще не поняли, пожалели о своем шаге или нет. Для них эта деятельность на данном этапе скорее инвестиции в расширение круга общения, что уже неплохо. Прошлой осенью Мальцевы приняли первые две группы туристов, из Москвы и Швеции. По словам хозяев, гости были счастливы, и сомневаться в этом не приходится.

Поморская Венеция

В 30 км от Норинской в сторону Вельска (и трассы М8) находятся Хмельники. Это куст из 9 деревень, живописно раскинувшихся по оврагам юрко извивающейся реки Вель. Над ней местные умельцы в 70-х годах XX века и соорудили несколько висячих мостов. Сохранились три, в деревне Папинской. В ней чаяниями одного из уроженцев Хмельников, давно проживающего в Москве, недавно восстановлена разрушенная безбожниками в 30-е годы Спасо-Преображенская церковь.

Спасо-Преображенская церковь. Фото: Олег Онегин. Strana.Ru
Спасо-Преображенская церковь. Фото: Олег Онегин

Папинская поражает своими великолепными пейзажами и рельефами. Настоящая Поморская Венеция! И сразу возникает смысловая взаимосвязь между Санкт-Петербургом (Северной Венецией), оригинальной Венецией, любимыми городами Бродского, и Папинской, где он тоже, несомненно, бывал. Ведь последние месяцы ссылки поэт работал разъездным фотографом. Такое предположение подтверждает и местный библиотекарь Алевтина Пестерева (популярная в округе фамилия): «Да, Иосиф Александрович бывал в Хмельниках, это точно. У меня есть фотография, сделанная им в Тавреньге, которая совсем рядом. На ней я в компании друзей, совсем маленькая тогда. Это мне мама рассказала».

Так что выходит, что в жизни Иосифа Бродского было все же не две, а три Венеции!

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100