Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Белое вино алтайских кобылиц

Вот уже семь лет в Чуйской степи растет и преуспевает кумысная ферма Мирона Дилекова. По словам местных жителей, его кумыс — самый вкусный в Кош-Агачском районе Республики Алтай, поэтому когда дирекция Сайлюгемского национального парка предложила корреспондентам Strana.ru поехать в гости к Мирону и заодно поучаствовать в создании туристического маршрута, мы, не раздумывая, согласились.

Элексир долголетия

Целебные свойства кумыса были известны еще скифам, которые считали его эликсиром долголетия и сильнейшим противоядием. Европа узнала о волшебном напитке лишь в XIII веке от французского монаха Вильгельма Рубритуса и итальянского путешественника Марко Поло. Последний окрестил кумыс «белым вином» за густой белый цвет и пузырьки углекислого газа. Удивительно, что в средние века о скифском эликсире почти забыли.

Первая кумысная лечебница появилась лишь в 1854 году в Самарской губернии. Ее основателя, врача Нестора Постникова, во всем мире теперь считают пионером кумысолечения. Он первым открыл чудодейственные свойства кумыса при употреблении его чахоточными больными. В первый же год работы туберкулезной лечебницы слава о ней облетела весь мир, и в Самарскую губернию потянулись люди со всего света.

Сегодня кумыс остается одним из главных средств в противотуберкулезной терапии. Его используют также для лечения желудочно-кишечных заболеваний, болезней нервной системы, для общей профилактики и укрепления организма.

В Республике Алтай основным производителем кобыльего молока является государственный «Горно-Алтайский селекционно-племенной центр», который снабжает кумысом Чемальский туберкулезный диспансер. Помимо него, существует множество частных фермерских хозяйств в разных районах, которые поставляют свою продукцию на рынки и туристические базы. Только в Кош-Агачском районе их около восемнадцати. Самая известная кумысная ферма принадлежит Мирону Дилекову и находится недалеко от села Кокоря.

Горный Алтай. Село Кокоря. Мирон Дилеков. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Горный Алтай. Село Кокоря. Мирон Дилеков. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Добраться туда можно на машине от районного центра, поселка Кош-Агач. Наш маршрут начинается от дирекции национального парка «Сайлюгемский». Мы грузимся в УАЗ и выезжаем на Чуйский тракт в сторону Акташа. После моста через реку Чуя сразу же уходим направо на широкую грунтовку, не обозначенную знаками, и начинаем не спеша подниматься вверх по долине реки, пробитой в горных породах ледником тысячи лет назад. После абсолютно голой степи вокруг Кош-Агача мы радуемся первым деревьям.

Удивительно, что село, чье название переводится с алтайского как «занавес из деревьев» или с монгольского как «дома в лиственницах» растеряло свое мягкоигольчатое убранство. Лиственница — сакральное дерево народов Алтая, но вокруг населенных пунктов оно было безжалостно вырублено первыми поселенцами под строительство. Лиственничные леса на территории республики остались только в высокогорье, в кластере «Аргут» Сайлюгемского национального парка, на Северо-Чуйском хребте, в селе Курай или в долинах горных рек за хребтами, куда доезжают лишь чабаны.

В таких удаленных уголках Алтая, где сохранилась девственная природа, частные фермеры и обустраивают свои стоянки, чтобы обеспечить скотину экологически чистым кормом и получить от нее экологически чистую продукцию.

Наш УАЗ поднялся на небольшое плато, спустился с него в широкую долину реки Кокоря, переехал пару ручьев и остановился возле деревянного дома, во дворе которого несколько разновозрастных ребятишек играли в прятки вокруг машины.

Брать качеством

Мирону Дилекову 44 года. В начале 2008 года он, тогда еще чабан, пасший чужой скот, решил начать собственное дело: взял кредит на пять лет, арендовал участок земли в Чуйской долине, купил пятнадцать коров, восемь кобыл и племенного жеребца и вместе с женой и детьми поехал на стоянку поднимать собственное хозяйство. В июне, когда начался сезон дойки кобыл, он заявил о себе на рынке в Кош-Агаче, куда привез первую партию кумыса.

«Я начинал с 70-80 литров, — рассказывает Мирон. — Один день мы с семьей работали на стоянке, доили кобыл, сбраживали молоко, а утром следующего дня я вез продукцию на рынок. Первые покупатели нашлись практически сразу. На качественный кумыс клиентов всегда много. А в условиях конкуренции взять можно только качеством. Если будет плохой вкус, люди просто не будут покупать».

Вкус кумыса зависит от того, чем питаются кобылы. Если на пастбище есть полынь, тогда кумыс будет горчить. Приходится фермерам разбавлять его другим молоком, водой или айраном, чтобы было не так горько. Но это уже не настоящий кумыс, а кумысный напиток.

Горный Алтай. Село Кокоря. Кумысная ферма Мирона Дилекова. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Горный Алтай. Село Кокоря. Кумысная ферма Мирона Дилекова. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

«На моем пастбище полыни нет, — говорит Мирон. — Мы выбираем место так, чтобы лошади, выходя за ворота после дойки, сразу начинали свободно пастись, чтобы возле загона трава была вкусная и вода была рядом».
Предки Мирона работали в Кош-Агаче. Его отец был чабаном в колхозе. В советское время это была хорошая престижная работа, и зарплата была достойная. После распада Союза все изменилось. Сейчас деньги есть только у того, кто работает.

«В Кош-Агаче одну скотину пасут за 20 рублей в месяц. Если набрать большое стадо, то, работая пастухом, можно заработать до 18-20 тысяч. Сейчас, занимаясь кумысом, я продаю полтора литра за 130 рублей, т.е. каждый второй день я продаю 150 литров и привожу домой по 10-14 тысяч. Заказывают на свадьбы, на годовщины, на похороны. Например, на 8 августа был большой заказ от двух покупателей — 140 литров. Если вдруг закажут 200, то привезу и 200. В месяц получается приличная сумма. Поэтому выгоднее работать на себя. Но это сезонный заработок. Период производства кумыса — с июня по октябрь. Зимой лошадей не доят. В этот период задача сохранить и приумножить поголовье, обучить лошадей доению. Сейчас у Мирона 80 голов, из них 25 дойных кобыл. Конина всегда в спросе, поэтому иногда Мирон продает лошадей на мясо. За мясо одной взрослой кобылы можно выручить 18-20 тысяч рублей. По цифрам все выглядит очень заманчиво, но фермерский труд — не легкий».

Горный Алтай. Село Кокоря. Кумысная ферма Мирона Дилекова. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Горный Алтай. Село Кокоря. Кумысная ферма Мирона Дилекова. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

День начинается у Дилековых в пять утра. Заканчивается в полночь. Зимой подъем на час раньше, чтобы успеть протопить в доме печь и накормить скотину до тебеневки, выпуска на зимнее пастбище, если навалило много снега. На зимней стоянке вода привозная, зато есть солнечные батареи и, как результат, электричество. Там Мирон живет с женой, тещей и младшим сыном, которому только стукнуло два годика. Трое остальных детей учатся в Кош-Агаче и живут там же у родственников, к родителями приезжают летом на каникулах. Старшему сыну уже 21 год, он помогает отцу на сенокошении, берется за всю тяжелую работу. Старшей дочери 17, она занимается дойкой кобыл на пару с матерью. С одной лошади можно надоить 0,5-1,5 литра молока. Доят пять раз в день. Столько же раз надо процедить молоко и поставить его на закваску, а потом снять кумыс и разлить по бутылкам.

Агротуризм по-алтайски

За пять лет Мирон сумел поднять хозяйство и полностью погасил кредит. Он построил три стоянки: летнюю на устье реки Бажы, осенне-весеннюю на реке Кош-Тал и зимнюю — Чараш. Все на расстоянии десяти километров друг от друга, чтобы не сложно было переезжать с точки на точку. Переезжать необходимо, чтобы дать земле отдохнуть от выпаса и возродиться к следующему сезону. Модное нынче понятие «рациональное природопользование» для многих алтайских скотоводов и земледельцев является чем-то само собой разумеющимся, ведь их предки знали, как жить на земле так, чтобы она кормила тебя постоянно.

«Старший сын тоже хочет быть чабаном. Хотим купить ему лошадей чубарой породы, белые такие с черными полосами, как зебра. У нас в республике это редкая порода. Считается племенной. Вот думаем начать ее разводить и со временем участвовать в выставках. Может, даже конные туры проводить для туристов. Но это в будущем, сейчас мы с Новосибирском хотим заключить договор. Они нам гранты поставляют на развитие молочного коневодства, чтоб на зимней стоянке мы построили теплые помещения, где можно и зимой лошадей доить. Но от нас ждут совсем других объемов производства молока. А тут без помощников мы уже не справимся, поэтому думаем привлекать волонтеров и туристов, желающих попробовать наш образ жизни».

Горный Алтай. Село Кокоря. Кумысная ферма Мирона Дилекова. Фото: Наталия Судец / Strana.ru. Strana.Ru
Горный Алтай. Село Кокоря. Кумысная ферма Мирона Дилекова. Фото: Наталия Судец / Strana.ru

Жизненной энергии Мирона можно только позавидовать. В юности он служил на аэродроме в Джанкое, в Крыму. От армии у него осталась не только наколка ВДВ на левом предплечье, но и умение творчески подходить к решению самых сложных задач.

Прощаясь, Мирон дает нам в дорогу пять бутылок кумыса: «Вдруг здоровье придется поправить с непривычки? Городские же, к нашей воде-еде непривычные! — подмигивает он. — Приезжайте летом на неделю или две, или лучше на месяц. Я построю домики для туристов. Лошадь вам дам, будете с дочкой коров пасти, лошадей на дойку загонять. Узнаете, как кумыс делается, как на точке работается и живется. А если кто из друзей-знакомых будет в наших краях, так пусть звонит в нацпарк и приезжает ко мне с экскурсией за кумысом, пожить или просто посмотреть на наше хозяйство, буду рад».

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100