Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Долгая дорога Минина и Пожарского

Памятник Минину и Пожарскому на Красной площади пережил многократную смену властей, войны и революции и однажды переехал на другое место. Многие москвичи и туристы даже не представляют, какая история, полная удивительных приключений, у бронзовых фигур Кузьмы Минина и князя Пожарского.

В 1803 году члены Санкт-Петербургского Вольного общества любителей словесности, наук и художеств обратились к Александру I с предложением воздвигнуть памятник героям народного ополчения против польской интервенции — Кузьме Минину и князю Пожарскому. Приближался двухсотлетний юбилей победы над Польшей — к 1812 году, как полагали просители, памятник без сомнения успеют воздвигнуть. Знали бы они, как распорядится этим ожиданием история!

Изначально монумент предполагалось поставить в Нижнем Новгороде, на родине Минина. Царь идею поддержал, и в художественном сообществе началась работа над первыми эскизами будущего памятника. В 1807 году скульптор Иван Мартос публикует гравюру с собственным проектом памятника Минину и Пожарскому, в котором народные герои предстают в образе античных воинов: от ампира конца XVIII — начала XIX века никуда не денешься, положение обязывает. Правда, согласно первому проекту Минин и Пожарский стояли рядом друг с другом, и это вызвало определенные идеологические нарекания. Никак невозможно, чтобы благородный князь стоял рядом с простым мужиком! Пришлось Мартосу князя усадить — чем, надо сказать, он не погрешил против исторической правды: Пожарский действительно был тяжело ранен в ногу и выслушивать Минина ему было куда сподручнее сидя.

Проект Мартоса понравился жителям Нижнего Новгорода, и они обратились к Александру с новой просьбой — получить высочайшее дозволение на сбор народных средств на постройку памятника. Царь соизволение, конечно же, дал, идея «народного памятника» ему чрезвычайно понравилась — и неудивительно, что в объявленном конкурсе на лучший проект памятника в 1808 году победил именно Мартос. К этому моменту Иван Петрович Мартос был одним из наиболее приближенных к царскому двору скульпторов. Именно он участвовал в оформлении Павловского парка и Казанского собора, служил одним из ведущих преподавателей Академии художеств — высокопарный стиль Мартоса чрезвычайно нравился и Александру I, и его отцу — Павлу.

Памятник создается в прямом смысле слова на народные деньги: организована подписка и имена жертвователей публикуются в печати. При этом меняется главная концепция: царь повелевает установить монумент в Москве, а в Нижнем Новгороде ограничиться памятным мраморным обелиском. Неслыханное дело — в старой столице устанавливают памятник не членам царской фамилии, а простому купцу и князю, имеющему весьма отдаленное отношение к правящему роду (по большому счету — не имеющему никакого, Дмитрий Михайлович Пожарский был, разве что, дальним потомком Юрия Долгорукого)! Но накал патриотизма, подогретый еще и Отечественной войной 1812 года, был чрезвычайно велик — в памятнике Минину и Пожарскому видели еще один символ победы русского народа.

Фото: Архив ЦИГИ. Strana.Ru
Фото: Архив ЦИГИ

Мартос в 1812 году делает сперва малую, а затем и большую модель памятника, которую в начале 1813 года представляет публике в Академии художеств. Первые зрители — августейшая семья: императрица Мария Федоровна пришла от скульптуры в восторг. Моделями для фигур Минина и Пожарского стали сыновья Ивана Мартоса — Петр и Алексей. Но на памятнике есть и автопортрет самого скульптора — на одном из двух горельефах постамента изображен сам Мартос, отдающий своего сына на благо Отечества. Это была не метафора — старший сын Мартоса Никита подавал большие надежды как талантливый художник и скульптор и был отправлен отцом в Италию, совершенствовать мастерство. Там он и погиб — в 1813 году его убили наполеоновские солдаты, оккупировавшие Апеннинский полуостров.

Отливка памятника состоялась в 1816 году. Для пьедестала решено было использовать не сибирский мрамор, как предполагалось по первоначальному проекту, а гранит. Три гигантские глыбы доставили в Санкт-Петербург из Финляндии. Смонтированный памятник из-за огромного веса решили везти в Москву по воде: сперва до Рыбинска, потом по Волге — до Нижнего Новгорода, затем по Оке — до Коломны, и оттуда уже — по Москве-реке. 2 сентября 1817 года бронзовые Минин и Пожарский прибыли в Москву.

Тогда же определились с местом для памятника — его установили у входа в Верхние торговые ряды, в центре Красной площади: бронзовый Минин указывает Пожарскому на Кремль, где двести с лишним лет назад засели поляки: пойдем и освободим Москву!

20 февраля 1818 года памятник был торжественно открыт: на церемонию прибыл Александр I с семьей, а на Красной площади по такому случаю устроили торжественный парад. Довольный Александр наградил всех причастных к созданию памятника: литейщик Екимов получил двадцать тысяч рублей премии и орден Анны Второй степени, а Мартос пожизненную пенсию в четыре тысячи рублей в год.

Фото: oldmos.ru. Strana.Ru
Фото: oldmos.ru

Впрочем, не все восприняли новый памятник с восторгом — Александра Сергеевича Пушкина, например, расстроила надпись на постаменте: «Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия лета 1818». Щепетильный Пушкин написал: «Надпись „Гражданину Минину“, конечно, не удовлетворительна. Он для нас или мещанин Косма Минин… или думный дворянин Косма Минич Сухорукой, или, наконец, Кузьма Минин, выборный человек от всего Московского государства… Все это не худо было бы знать, так же как имя и отчество князя Пожарского». А вот юный Виссарион Белинский, напротив, памятником проникся до глубины души. В 1829 году он написал: «Когда я прохожу мимо этого монумента, когда я рассматриваю его, друзья мои, что со мной тогда делается! Какие священные минуты доставляет мне это изваяние! Волосы дыбом подымаются на голове моей, кровь быстро стремится по жилам, священным трепетом исполняется все существо мое, и холод пробегает по телу...»

Фото: pastvu.com. Strana.Ru
Фото: pastvu.com

В начале XX века рядом с памятником располагается центральная остановка трамвайных путей под названием «Красная площадь» — странно, но факт: через главную площадь Москвы десятилетиями ходили трамваи! Сперва общественный транспорт останавливался прямо у подножия памятника, но несколько лет спустя рельсы перенесли на другую сторону площади, ближе к кремлевской стене, где они благополучно и просуществовали еще долгие годы.

В тридцатые годы прошлого века памятник переезжает: по официальной версии, это было сделано из-за того, что скульптура якобы мешала проведению демонстраций и военных парадов. Но истинная причина переноса памятника была куда комичнее — естественно, никакому движению техники памятник не мешал: в двадцатые годы движение автотранспорта по Красной площади не останавливалось, а когда в 1930 году на ней затеяли глобальный ремонт (площадь замостили брусчаткой, наконец-то сняли трамвайные пути, а заодно снесли Воскресенские ворота и Казанский собор), Минина и Пожарского даже не подумали трогать.

Фото: Murray Howe/oldmos.ru. Strana.Ru
Фото: Murray Howe/oldmos.ru

Неприятность случилась ровно через год. В 1931 году на постаменте появилась крамольная надпись: «Смотри-ка, князь, какая мразь в Кремле сегодня завелась». Злые языки поговаривали, что надпись сделали противники Григория Зиновьева — один из партийных лидеров после смерти Ленина стал активно подниматься на вершину политического Олимпа. Сплетничали о том, что Зиновьев вот-вот захватит власть, а в народе ему дали кличку «Гришка Отрепьев». Сталин зиновьевские поползновения пресек довольно быстро, а памятник от греха подальше перенесли к Покровскому собору (храму Василия Блаженного), где он стоит и поныне. Теперь Минин указывает князю вовсе не на Кремль, а на Исторический музей. Мол, хочешь узнать, что там произошло в Смутное время — можешь пойти и ознакомиться с экспозицией. И никаких провокационных ассоциаций.

А в Нижнем Новгороде все-таки появился свой памятник Минину и Пожарскому. В 2005 году главный придворный ваятель 90-х Зураб Церетели преподнес городу в дар копию московского монумента. Она, правда, немного (на пять сантиметров) ниже оригинала и на постаменте не указана дата, но в остальном не отличается от скульптуры Мартоса. В Нижнем Новгороде памятник поставили около церкви Рождества Иоанна Предтечи, как и планировалось по первоначальному проекту. Это совершенно логично: именно с паперти этой церкви Кузьма Минин призывал народ на ополчение. Так что круг наконец-то замкнулся, и Нижний Новгород обрел собственных Минина и Пожарского — пусть и спустя двести с лишним лет.

Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин / Strana.ru

Смесь московского с нижегородским

Нижегородский памятник Минину и Пожарскому отличается от московского размером и весом, но не степенью выразительности.

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100