Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Как курский сурок зиму предсказал

Сурок проснулся — весна скоро. Но такое предсказание работает и в обратную сторону, причем с научным обоснованием.

В июле и августе 2014 года в Центрально-Черноземном заповеднике в Курской области прошел второй этап программы по восстановлению популяции степного сурка-байбака, который полностью исчез из этих мест в конце прошлого века. Благодаря ученым сурок вернулся на исконные земли и начал создавать новые семьи. О великом переселении сурков Strana.ru рассказал Олег Брандлер, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН, председатель Комиссии по изучению сурков Териологического общества при РАН.

Центрально-Черноземный заповедник. Олег Брандлер. Фото: Из архива Центрально-Черноземного заповедника.. Strana.Ru
Центрально-Черноземный заповедник. Олег Брандлер. Фото: Из архива Центрально-Черноземного заповедника.

— Для чего вообще понадобилось переселять сурков?

— Дело в том, что сурки — не просто очень характерные жители степи, они — одни из главных «строителей» степных экосистем. Степи, какими мы их знаем, сформировались в долгой совместной эволюции с двумя ключевыми для них группами зверей: стадными копытными и землероями-норниками, в число которых входит и степной сурок — байбак. Эти животные играли в степной экосистеме много важных ролей. Но, наверное, самое важное — сурки улучшали почву своими выбросами из нор, отчего растения росли сильнее, а лошади и другие копытные выбивали, выедали и выстригали нарастающую каждый год траву, которая по-другому в степи утилизируется медленно и неполно. Накопление лишней сухой травы в степи приводит к многим неприятным последствиям для экосистемы. Одно из самых заметных для человека — такая степь легче загорается, увеличивается частота и, главное, сила степных пожаров. В большей части европейских степей диких стадных копытных давно уничтожили, так что всю нагрузку по регулированию экосистемы пришлось нести домашним животным, с которыми сурки мирно уживаются. Но к 80–90-м годам XIX века сурки тоже почти полностью исчезли на территории нынешней Курской области по причине массовой распашки степей, которая не оставляла суркам места для жизни. Дополнительно и без того малочисленных зверьков местные жители охотно добывали ради шкурок, целебного сурочьего жира и мяса. Сегодня байбак занесен в Красную книгу Курской области. Обитает он только по южной границе региона, куда проникает из соседних областей. Но сейчас процесс его распространения затормозился, существующие колонии оказались под угрозой исчезновения, потому что жить в луговой степи без выпаса скота суркам тяжело. Сурки не любят высокотравье по многим причинам. Например, для них очень важна безопасность, а в высокой траве к зверькам могут легко подкрасться лисицы, собаки и прочие враги. Подстриженное копытными пастбище для них — идеальный вариант. Поэтому в высокотравной, густой луговой степи сурки обычно зависели от диких стадных копытных, а когда их не стало, то от домашнего скота. Скот убирает лишнюю траву, поддерживает нужную для сурков высоту и к тому же способствует разрастанию особенно вкусных для сурков видов растений. Поскольку вернуть диких копытных в густонаселенную Курскую область невозможно, мы решили восстановить популяцию сурка хотя бы на территории Центрально-Черноземного заповедника.

Фото: Олег Брандлер. Strana.Ru
Фото: Олег Брандлер

— Кто придумал эту историю с переселением и как все начиналось?

— Переселение животных в места, где они когда-то обитали, но исчезли, называют реинтродукцией. Программа по реинтродукции сурка в Центрально-Черноземном заповеднике стартовала в 2011 году под эгидой Степного проекта Программы развития ООН, Глобального экологического фонда и Министерства природных ресурсов и экологии России. На территории заповедника мы выбрали участок Стрелецкая степь, где сохранились древние сурчины на старом пастбище. Летом прошлого года подготовили площадки для переселенцев, вырыли новые норы. Затем отловили в Белгородской области на границе с Украиной 40 сурков — это 10 семейных групп, и выпустили их одной партией на подготовленной территории. Там они образовали одну искусственную колонию и три дополнительных очага обитания за счет «сбежавших» с места выпуска сурков.

— А почему сурки сбежали?

— Выпущенные сурки практически никогда не остаются полностью на месте выпуска, стремятся уйти. В прошлом году мы намеренно не до конца закрыли ограждение вольера — хотели оставить ходы и для сурков, и для коров. Это решение оказалось неверным. У нас ушло больше половины сурков. Они расселились на территории заповедника и в охранной зоне. Но мы выяснили, что инстинкт бежать, куда подальше, доминирует в их поведении первые семь дней. Особенно активно это проявляется в первый день. В этот момент они почти не реагируют на людей, просто бегут и все. Через неделю зверьки закрепляются на месте и тяга к бегству пропадает. Так вот, если удержать байбаков на месте в течение недели, можно с большой вероятностью утверждать, что именно здесь они останутся жить. Поэтому в этом году на втором этапе реинтродукции мы учли эту особенность и усовершенствовали инфраструктуру участка: укрепили ограду, полностью ее закрыв, оборудовали искусственные норы для 20 семей.

А еще на месте бывшей пашни в Стрелецкой степи, где в течение трех лет заповедник проводит работы по восстановлению степной экосистемы, построили вольер площадью 1 гектар. Его также полностью огородили забором, который углубили под землю на 70 см. По верхнему краю сделали металлический козырек, а с внутренней стороны по периметру забора положили на землю сетку шириной 50 см, закрывающую участок рыхлой земли, которая осталась после установки забора. Таким образом, мы существенно снизили шансы на побег: сурки не могут перелезть и им сложно прокопать. На этом участке мы оборудовали 5 семейных нор.

Фото: Олег Брандлер. Strana.Ru
Фото: Олег Брандлер

— Что значит «оборудовали» норы?

— По старым реликтовым норам, которым больше ста лет, то есть фактически по холмикам старых сурчин, мы определяем места, где располагались норы в XIX веке. И на этих местах мы делаем искусственные норы. Бурим ручным буром наклонный ход на глубину 2,5 метра. В верхней части делаем горизонтальную траншею длиной 1,5 метра, закрываем ее досками и засыпаем землей. То есть получается горизонтальный вход в нору, чтобы не было прямого выхода на солнечный свет прямо из пробуренной трубы. Это основная, так называемая гнездовая нора. А еще на 4 стороны выбуривается по 2 норы на каждую сторону — это кормовые защитные норы. Длиной они по 1,5 метра, неглубокие. Получается четырехконечная звезда — это семейный участок. Центральная нора и 8 нор вокруг. Туда заселяется целая семья.

— И что представляет из себя выпуск зверей?

— На площадках сурки выпускаются из клетки в центральную нору: клетка прикладывается прямо к норе, и они туда сами переходят. При этом сурки предварительно помечаются смываемой краской. Такой способ гораздо лучше, чем чипирование. Для сурков меньше стресса. Как правило, выпуск осуществляется вечером. За ночь они практически никуда не выходят. Некоторые выходят на следующий день, большинство же — через день. Был случай, когда сурки выходили и через два дня. И начинается беготня. Это самый опасный момент, когда мы должны их удержать на площадке. И тут кто кого. Либо мы за ними уследим, либо они нас перехитрят и удерут.

— И когда в этом году началось переселение сурков?

— 25 июля мы завезли в вольер первую партию зверьков — 20 особей. Это 5 семейных групп. Целую неделю мы, это сотрудники заповедника, специалисты и волонтеры из Курска, с утра и до вечера дежурили по периметру территории, отгоняли сурков от забора, чтобы не подкапывали. А еще на наблюдательной вышке возле площадки, которую мы специально построили для этих целей, постоянно находился наблюдатель. Все эти сурки остались в вольере. Через неделю мы частично отменили дежурство, потому что сурки начали осваивать территорию, стали расширять новые норы, устраивая гнездовые камеры и копая подземные переходы. Примечательно, что все пять привезенных семейных групп в первые же дни перезнакомились и перегруппировались, создав новые семьи. То же самое произошло на участке пастбища, куда мы выпустили вторую часть сурков через 10 дней. Только здесь, несмотря на большое количество дежуривших людей, небольшая часть сурков сбежала и поселилась напротив на склоне балки на территории заповедника, часть еще дальше. Но основная группа осталась на площадке. Сейчас на втором участке сформировалось 8 семейных групп. При этом все семьи определили границы своих участков и уже активно охраняют их от соседей. А это хороший признак. Значит, планируют здесь обосноваться. У нас осталась еще небольшая часть сурков, которые пока не присоединились ни к одной группе и не образовали собственные семьи. Эти ребята еще не определились, ходят от норы к норе, выбирают. Рано или поздно они примкнут к какой-нибудь группе. Их там примут.

Фото: Олег Брандлер. Strana.Ru
Фото: Олег Брандлер

— По результатам второго этапа можно говорить об успешности программы реинтродукции?

— Пока рано делать прогнозы. Оценивать результаты можно лишь весной, после того как сурки перезимуют. Мы посчитаем закупоренные изнутри норы и будем ждать до весны. В марте они выйдут из спячки, но, возможно, не все. В природе такое бывает, причем часто по непонятным причинам. В марте-апреле у сурков происходит убыль численности. В мае надо будет посчитать, сколько их осталось. А дальше, если сурки здесь закрепятся, будем ждать размножения. Но окончательным успехом реинтродукции будет не момент, когда наши подопечные начнут давать потомство, а когда они начнут заселять новые земельные участки, то есть когда колония начнет расширяться. Но этого ждать еще три-четыре года, не меньше. Причем по всем теоретическим и практическим выкладкам лет через пять хорошо бы сюда еще выпустить сурков из другого места, чтобы обеспечить генетическое разнообразие популяции. Ведь первоначальная группа сократилась в численности, и основателей осталось не так много, а значит, вынужденно начнется близкородственное скрещивание.

— Но это в будущем. А на данном этапе нам осталось дождаться, когда сурки залягут спать. И долго ждать?

— Судя по поведению сурков, они уже начали готовиться к спячке. Это видно по выбросам земли из нор. Они подготовили и гнездовые камеры, и отнорки, и туалеты. Мы видели, как они таскают сено в норы. Сейчас в основном гуляют сеголетки (детеныши этого года), которые должны набрать необходимое количество жира и вес. Взрослые реже ходят принимать солнечные ванны. Они поздно выходят из нор и очень рано ложатся спать. Активность на площадке резко снизилась. Часть зверей, особенно взрослые, вообще почти не выходят, они сидят в норах по нескольку дней. Идет физиологическая подготовка к спячке. Они ложатся и спят, но пока это не спячка, а просто сон. Они просыпаются и выходят поесть. Периоды сна все больше удлиняются и потом переходят в зимнюю спячку. Перед этим сурки обязательно затыкают выходы из нор земляной пробкой. Обычно это происходит, когда температура не поднимается днем выше 15 градусов.

Фото: Из архива Центрально-Черноземного заповедника.. Strana.Ru
Фото: Из архива Центрально-Черноземного заповедника.

— Получается, сурки могут предсказать наступление холодов?

— Конечно. Это зависит и от погоды, и от того, насколько они готовы к спячке. В этом году холода, похоже, начнутся во второй половине сентября, потому что 11 числа на зимовочной норе появилась первая пробка. Значит, и нам пора готовиться к зиме.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100