Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Пир под Столовой горой

Владикавказ — место, где дышат свежим воздухом, удивляются местным обычаям, набирают вес и испытывают печень на прочность

На юге темнеет рано, особенно осенью. И момент перед заходом солнца самый трепетный. Когда подошвы взвивают медную листву на проспекте Мира. Когда рядом дребезжат редкие трамваи, ползущие одним и тем же маршрутом уже 110 лет. Когда тут и там бредут, стоят, беседуют уважающие себя осетинские дедушки с прямейшей выправкой. Когда ночь и тишина уже близки, но на душе хорошо и без них.

Фото: Ирина Водяник/Фотобанк Лори. Strana.Ru
Фото: Ирина Водяник/Фотобанк Лори

Владикавказ, бывший Орджоникидзе, бывший Дзауджикау, неоднороден и пестр, конечно. В нем самом и вокруг много бывшей беды. Одно лишь Бесланское кладбище, которое не миновать по дороге из аэропорта, берет своими могилами за кадык и обрывает дыхание так, что больно вдыхать снова. Но бульвар на проспекте Мира совершенно особое место, сохранившее не архитектуру с трамваями, — ауру прекрасной южной провинции. Именно отсюда открывается волшебный вид на трехкилометровой высоты Столовую гору — огромную глыбину с плоской вершиной. Тянет расставить рядом двухкилометровые стулья, поднять одной рукой бокал, другой — кусок желтого осетинского сыра с веточкой кинзы и услышать тост. Сначала за единого Бога. Затем за покровителя всех мужчин, воинов и путников Уастырджи — Святого Георгия. А уже потом за все остальное. Только так и никак иначе. Обычай.

Застолье — такая же достопримечательность Владикавказа, как и основанный Евгением Вахтанговым театр, где начинался творческий путь Михаила Булгакова, как сильный игривый Терек, суннитская мечеть, местные борцы-чемпионы, команда КВН «Пирамида» и расшифровка «Владей Кавказом», заложенная в название города его основателем Павлом Потемкиным. Культ осетинского застолья застревает и в печени, пожалуй. Но прочнее — в памяти. Счастливое обжорство возведено здесь в абсолют, на него подсаживаешься с одной-двух попыток. И рвешься потом назад, и вспоминаешь, улыбаясь, где, что, когда, с кем.

Фото: Андрей Багаев/Фотобанк Лори. Strana.Ru
Фото: Андрей Багаев/Фотобанк Лори

Вечер приезда чаще всего обставлен в классических декорациях. Это комнатка-кабинка (обязательно кабинка!) в одном из пригородных ресторанчиков, где тот самый желтый домашний сыр, покупаемый строго на рынке, и холмик зелени, и лепешки, и свежие овощи, и мясо, пожаренное на открытом огне. Хотите помудрить — откажитесь от водки, на редкость естественной в краю десятка спиртовых заводов. Попросите принести вам араку — 25-градусный «кукурузный сок», который в стылое время пьют теплым. Арака не приемлет полутонов: она либо нравится, либо вызывает непонимание и дрожь. Официант, на бейджике которого написано, допустим, «Генрих», непременно скажет, опуская графинчик на стол: «Готовила наша лучшая сотрудница, километрах в тридцати отсюда живет».

Дальнейшие события вечера от вас в принципе не зависят. С уверенностью можно сказать немногое: вам точно будет хорошо, и в нераспознанный час стремительный таксист умчит вас рублей за 50 к месту дислокации. Дорожите каждой минутой владикавказского сна, ибо в 9 утра, во сколько бы вы ни закончили накануне, вчерашняя принимающая сторона будет ждать у дверей с предложением, подкупающим своей новизной. Называется оно — хаш.

Чесночное варево, странноватое само по себе, обладает ценнейшим качеством: нейтрализует ряд симптомов и синдромов, нет-нет да и досаждающих приличным людям. Сутками вымоченные, выскобленные говяжьи ноги, крупноячеистый рубец и липкий клейстер вместо бульона, — что может быть прекраснее?! Никаких пространных тостов, иначе хаш остынет, а это провал. Просто циклическая работа ложкой. Просто медленное возвращение к жизни. Если же вдруг не пойдет, меняйте хаш на хинкали с уксусом и чесночной водицей. Напиток в любом случае тот же: водка, прекрасная в своей утренней свежести.

Не стоит думать, что после этого хозяева предоставят вас самому себе. День только начинается или, с учетом ситуации, разгорается! Главное, не дать утянуть себя в один из многочисленных винных подвальчиков, где красивые бочки, но порой спорное их наполнение. Лучше снова седлайте такси. Стартуйте в одно из близких ущелий: Дарьяльское, Кармадонское, Кассарское… В Фиагдонское!

Фиагдонское ущелье. Башня Курта и Тага. Фото: Из архива «Потерянная Осетия». Strana.Ru
Фиагдонское ущелье. Башня Курта и Тага. Фото: Из архива «Потерянная Осетия»

Его длина около 50 километров. Крученая дорога, скалы, белая река, отнимающие речь виды. В селе Хидикус есть Аланский Успенский мужской монастырь, самый высокогорный в России. По всему ущелью разбросаны каменные боевые башни, про которые осетинский поэт Коста Хетагуров писал:

Работа быстро закипела.
На мшистых каменных плечах
Утеса положили смело
Подножье стен. Пусть знает враг,
Какой незыблемой заставой
Ему здесь загородят путь,
С какой отчаянной отвагой
Здесь каждый грудью встретит грудь!
Как страха, жалости не зная,
Здесь все решились, как один,
Погибнуть, кровью истекая.
Как честь страны, свободу края
Ценить умеет осетин!

Фиагдонское ущелье. Орлиное гнездо. Родовая башня Курта и Тага. Фото: Евгений Гузев/Фотобанк Лори. Strana.Ru
Фиагдонское ущелье. Орлиное гнездо. Родовая башня Курта и Тага. Фото: Евгений Гузев/Фотобанк Лори

Но закончится поездка тем, ради чего она и замышлялась. Столом, накрытым в домике на сваях, с бурлящей непосредственно под ногами речкой Фиагдон. Заказывайте, что хотите, к тому времени представлять определенную проблему станет уже не голод, а сытость. Но обязательно скажите официанту по имени, допустим, Каурбек: форель пусть принесет не инкубаторскую озерную, а речную, разномастную, габаритами от кильки до щуки, и тающую, тающую, тающую между языком и нёбом.

…Снова вечер. Осень. Пора свадеб. Не вижу причин, вернувшись в город, не заскочить на одну из них по приглашению дальнего знакомого, родственника или соседа участников свадьбы. И не оказаться в многолюднейшем хаосе, часто занимающем два ресторанных этажа. Обычаев и традиций у осетинских свадеб много. Новичку сложно разобраться в них даже тогда, когда он уже наелся, и начались танцы, а основные блюда еще не выносили. Или когда он обнаружит, что невеста сидит не во главе стола, а стоит в дальнем углу прикрытая фатой, а жених попросту отсутствует.

Где он? Как это «отмечает с друзьями в другом месте»? Ну, так принято. Не удивляйтесь и просто ждите, когда гостям вынесут культовое свадебное блюдо — пироги с мясом, фыдчины.

Пироги, кстати, вас будут преследовать на каждом шагу. Их разновидностей около дюжины: с листьями черемши, капустой, сыром, картошкой, тыквой, фасолью, свекольной ботвой, зеленым луком, грибами, вишней. И у каждого свое название. Чаще всего пироги божественно круглы и сделаны по мужскому типу: очень тонкое тесто и очень мощная начинка. Не изобретайте велосипед, возьмите перед отъездом три самых популярных: уалибах с осетинским сыром, сахараджин со свекольными листьями и картофджин с картошкой. Земля, Вода и Земля, лежащие один на другом. Их с удовольствием приготовят и упакуют для гостя в десятках владикавказских пекарен. А если остынут в дороге, просто бросьте сытный круг на сковороду с растопленным сливочным маслом.

Разогретые на второй день пироги, считается, даже вкуснее. А напиток, которым их следует запивать, вы уже знаете.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100