Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Пьянящий воздух Крыма

Юго-западное побережье Крыма — это пещерные города и храмы в скалах, боевые корабли Черноморского флота и памятники двух жестоких войн, бодрящее «живое» вино и вкуснейшие блюда национальной крымско-татарской кухни.

Для большинства отдыхающих Крым начинается с высокой башни Симферопольского вокзала, украшенной курантами и шпилем с красной звездой. Отсюда расходятся дороги на все курорты крымского побережья, поэтому на привокзальной площади царит суета, движутся троллейбусы и маршрутки, спешат озабоченные люди с чемоданами и рюкзаками. Но стоит отойти немного дальше, подняться по бульвару Ленина, и Симферополь станет более спокойным, а лица прохожих — улыбчивыми и приветливыми.

В Крыму сохранились электрички советских времен и ностальгические вагоны с деревянными оконными рамами. Стучат колеса, поскрипывает сиденье, проплывают за окном сельские домики, персиковые рощи, отары тонкорунных овец. Вот и Бахчисарай — бывшая столица Крымского ханства. За воротами дворцового комплекса — обилие зелени, цветочные клумбы, каштаны и кипарисы, увитые виноградной лозой беседки. Ханский дворец со скромными по размеру залами, при входе в которые надо наклонять голову, кажется уютным и домашним. Комнаты гарема хранят прохладу даже в жаркий день. Как и много лет назад, сочатся капли по мраморным чашам Фонтана слез, история которого, связанная с трагической любовью татарской красавицы Заремы, вдохновила Пушкина на создание романтической поэмы.

Фонтан слез. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Фонтан слез. Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

На окраине Бахчисарая, откуда начинается дорога к пещерному городу Чуфут-Кале, раскинулся сувенирный базар. Тут же — караван-сарай с низкими диванчиками и накинутыми поверх стегаными матрасами. К столу подают традиционно вкусные татарские блюда: горячую дымламу в горшочке, пузырящиеся и невиданно крупные чебуреки, парную баранину, плов, сочные манты, юфак-аш — маленькие пельмени в наваристом бульоне. На десерт — медовая пахлава и ореховый щербет, вместо алкогольных напитков — ароматный кофе, чай с кизиловым вареньем или кисловатый, утоляющий жажду айран со свежей зеленью.

Подкрепившись и наполнив водой походную флягу, можно отправляться в пеший поход. Дорога к Чуфут-Кале проходит по территории Успенского монастыря, построенного в горах монахами из Византии. Отдельные кельи, словно ласточкины гнезда, и сейчас лепятся к отвесной каменной стене. Внимательный взгляд вырезанного в скале архангела провожает путешественников, желая им благополучного пути.

За оградой монастыря цивилизация остается позади. Лишь местные бабушки предлагают чайный сбор и подушечки с сухой лавандой. Протоптанная тропа тянется по живописному ущелью. Тишина орехового леса нарушается щебетом птиц и журчаньем ручья. Через полчаса впереди возникает слоистая скала с остатками древних построек на вершине. За двустворчатыми воротами, обитыми кованым железом, громоздится каменное возвышение с зияющими дырами пещер. По мнению ученых, верхние этажи скальных домов использовались как жилища, а в нижних держали скот.

Фото: Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Дорога прорезана колесами древних повозок, доставлявших в город продовольствие. Колея идет мимо мавзолея, где похоронены первые крымские ханы и покрытых черепицей кенас — молитвенных домов караимов. Загадочный ореол, лежащий на всем, что связано с этим городом и оставившими его жителями, глубоко тревожит душу и будоражит воображение.

Севастопольский вальс

На севастопольской набережной под звуки вальса в исполнении уличных музыкантов загорелые девушки танцуют с матросами, одетыми в белые парадно-выходные форменки. Владельцы частных катеров приглашают на морскую экскурсию с осмотром судов, несущих боевое дежурство. Снявшись с причала, моторная лодка направляется в Южную бухту. За спиной остаются символы Севастополя — стела «Штык и парус» и монумент «Затопленным кораблям». За колоннами, лестницами, шпилями и белокаменными фасадами просматривается морская душа города-героя, раскинувшегося на изрезанном берегу.

В переводе с греческого «Севастополь» значит «город Славы», и это имя город оправдал сполна, дважды выдержав беспощадную осаду и дважды возродившись из пепла. Пушки, ядра, якоря и военные корабли — не аттракцион для туристов, а память о героическом прошлом и предостережение вероятному противнику.

В Севастополе дислоцируется пятьдесят кораблей российского Черноморского флота. Если катер не сможет подойти к флагману — ракетному крейсеру «Москва» — участники морской прогулки увидят не менее впечатляющие суда. В бухте стоят противолодочные корабли, предназначенные для борьбы с субмаринами, морские тральщики, задача которых — обнаруживать и обезвреживать мины, разведывательные крейсера, контролирующие передвижение военной техники на суше, на воде и в воздухе.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Продолжая знакомство с военной историей города, надо подняться на легендарный Малахов курган. Вокруг шумит большой город, а здесь спокойно и тихо, нет музыки и курортной суеты. Тысячи матросов, солдат и офицеров, сложивших головы во время двух оборон Севастополя, спят вечным сном на Братском кладбище. Окруженный железной оградкой, торчит одинокий ствол миндаля — единственный свидетель круглосуточных бомбардировок. Дереву более двухсот лет, но каждую весну оно продолжает цвести. Другие растения обширного сада появились на Малаховом кургане позже — их сажали известные государственные деятели, космонавты, генералы, ученые.

Сапун-гора — еще один символ мужества и героизма. В память о подвиге советских солдат, освобождавших Севастополь весной 1944 года, здесь воздвигнут обелиск Славы. На аллее, ведущей к зданию диорамы, стоит боевая техника — танки, самоходные орудия, гаубицы, торпеды, морские орудия и визирные дальномеры, с помощью которых велось управление артиллерийской стрельбой.

На Сапун-горе восстановлен немецкий «Каменный пояс» — укрепленный рубеж обороны с ДОТами, пулеметными точками и заграждениями из колючей проволоки, протянутыми по склонам в несколько ярусов. Диорама «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года» изображает решающий момент слома гитлеровских позиций. Перед глазами — развороченная снарядами земля, искореженные машины, тела убитых и раненых. Среди взрывов и сполохов огня советские солдаты карабкаются на гору, где идет рукопашная схватка. Звуковое сопровождение — запись пушечных выстрелов, гула моторов боевой авиации и криков «Ура!». Выходя на улицу, даже суровые на вид мужчины, которых не заподозришь в склонности к сантиментам, украдкой смахивают набежавшую слезу.

От Херсонеса до Фиолента

В трех километрах от центра Севастополя можно надеть костюм легионера и сфотографироваться на фоне античных колонн и фундаментов. В истории Херсонеса Таврического перемешаны эпохи, народы и религии, но обычному человеку не обязательно запоминать множество хронологических дат. Чтобы ощутить себя жителем древнего города, нужно присесть на известняковой плите в тени одинокой оливы, послушать шум сухой травы и полевых маков. Обладая фантазией, можно представить людей, ходивших по этой земле — воинственных скифов и свободолюбивых тавров, языческих жрецов и греческих демиургов, славянских учителей Кирилла и Мефодия, апостола Андрея Первозванного и князя Владимира — крестителя Руси.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Инкерман — еще один отрезок истории Севастополя. Три храма Свято-Климентовского монастыря стоят вплотную к известняковой скале, изрытой глубокими кельями. Крохотная дверь в каменной стене ведет в пещерную обитель, похожую на ранние христианские катакомбы. В склепе-костнице с грубыми сводами тусклая лампада освещает разложенные на полках черепа. Мрачную картину оживляет трогательный прудик в монастырском дворе. Разноцветные караси и золотые рыбки с любопытством косятся из-под кувшинок на паломников и туристов. Удивляет и то, что буквально в двух шагах от монастыря проходит железная дорога. Поезда и электрички с грохотом проносятся мимо церквей, пещер и остатков крепости византийской эпохи.

В незапамятные времена тавров привлекла изогнутая балаклавская бухта с голубой водой, окруженная горами, позволявшими укрыться от врага. В 1950-е годы в бухте построили завод по ремонту дизельных подводных лодок. Во избежание утечек информации установили жесткий пропускной режим и закрыли Балаклаву для всех, кто не имел местной прописки. Сегодня бывший секретный объект стал экскурсионным маршрутом. Лодка с туристами заходит в шахту, пробитую в скале, и движется по водному каналу восьмиметровой глубины. В конце тоннеля в помещениях бывших заводских цехов расположены музейные залы с экспонатами — мундирами подводников, макетами кораблей, перископами, акустическими минами.

Набережная Балаклавы пропитана ароматом крепкого кофе и морских деликатесов. Особый шарм придают скамейки с львиными головами и урны, лежащие на хвостах диковинных рыб. Прогуливаясь взад-вперед, гости любуются цветастыми яликами и статуями граций на фасадах, фотографируются, покупают сувениры. Но настоящие хозяева набережной — вовсе не туристы, а развращенные солнцем ленивые кошки. Их можно видеть везде — у дверей рыбных ресторанов, под стенами генуэзской крепости Чембало, на лежаках асфальтового пляжа, расположенного на той же набережной.

Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru. Strana.Ru
Фото: Игорь Стомахин/Strana.ru

Мало кому нравится плавать в непосредственной близости от снующих яхт и катеров. Выбирая место для купания, лучше всего отправиться на мыс Фиолент, где находится Яшмовый пляж с самой чистой водой на юго-западном побережье Крыма. Название пляжу дано не случайно. Люди давно заметили, что в этом месте море выносит на берег полудрагоценные камни — кремнистую яшму с тонкими прожилками и сердолики цвета заходящего солнца. Но с каждым годом все меньше и меньше вероятность найти здесь обработанный водой минерал. К сожалению, в последнее время на Яшмовом пляже чаще попадаются мятые жестяные банки, огрызки от кукурузы и арбузные корки.

Вернувшись в Балаклаву, надо занять столик в ресторане на набережной, заказать мороженое с шоколадной крошкой и стаканчик разливного портвейна с привкусом щедрого южного солнца. Официантка с кружевной наколкой в волосах охотно объяснит, в чем преимущество «живого» напитка по сравнению с бутылочным. Оказывается, вино из бочонка не проходит термообработку и его натуральность не нарушена веществами, которые добавляют перед розливом в бутылки. Впрочем, в Крыму совсем не обязательно употреблять спиртные напитки, ведь местный пьянящий воздух кружит голову ничуть не хуже любого портвейна.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100