Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Дивные горы Черной земли

Порыв горячего степного ветра. Мед, растворенный в запахе полевых цветов. Мерно покачивающийся ковыль. Меловые холмы. Смешать, но не взбалтывать. Вы в Дивногорье.

Тысячи тонн мела, взорвавшие склоны и застывшие на пути к небу. Порыв горячего степного ветра. Мед, растворенный в запахе полевых цветов. Немного грусти, которую навевает мерно струящийся ковыль. Смешать, но не взбалтывать. Вы в Дивногорье.

За Доном, за Тихой Сосной

Первую скрипку здесь играет природа. Чувствуешь это сразу, как только вылезаешь из старенькой пригородной электрички. По одну сторону от железной дороги — бескрайние пойменные луга, зеленые, сочные. Их прорезают две реки: Дон — спокойный и молчаливый, и Тихая Сосна. И тут же, по другую сторону дороги, стоят меловые холмы, безлесные, изнывающие от палящего солнца. Поднимаешься наверх — степь до горизонта, цветущий шалфей…

Рассвет в Дивногорье оглушает пением птиц. Днем, в самую жару, перед глазами встают образы кочевников, проходивших здесь сотни лет назад. На закате природа являет всю свою величественную мощь: сидя на балконе местной гостиницы, смиренно наблюдаешь, как в далекой дали за горизонт опускается гигантский полыхающий диск. А рядом погружаются во мрак огромные меловые холмы. И таким маленьким кажется человек, с проворством лисы бегущий с одной из вершин.

Белые братья

Музей-заповедник Дивногорье: природный, архитектурный, археологический... В краю Черноземья, в Воронежской области, где в Дон впадает Тихая Сосна, на плато возвышаются меловые столбы-останцы (так геологи называют «изолированные массивы горной породы», но наши менее образованные предки дали им другое, более верное название: «дивы»).

Миллионы лет назад над Дивногорьем простирался океан, который оставил после себя огромные пласты мела. И мел начал жить своей жизнью.

Дивногорские дивы, меловые братья-истуканы числом три штуки. Особенно хороши они ночью, когда их стройные силуэты выделяются на фоне темно-синего звездного неба.

Есть в Дивногорье и свой «Гранд-Каньон», только меловой. Не такой большой, как в Аризоне, но завораживающий: белые отвесные склоны изящно возвышаются над уже пересохшим руслом реки. Какие тайны хранят в себе меловые горы вокруг? Что ни гора — то история, лабиринты пещер, покинутые церкви.

Вот почти круглая гора, прозванная в народе Шатрище. В XVII веке здесь был основан Спасо-Преображенский монастырь. Был он беден и богослужения велись редко. В прошлом веке и вовсе запущен, а потом частично разрушен во время выработки мела. Сейчас от всего монастыря остался вырытый в горе ход. Длинный — протяженностью 237 метров, — он винтообразно спускается к подножию.

В Дивногорье строили не только в мелу, но и из мела. В IX-X веках здесь была Хазарская крепость — огромная, надежно защищенная. Сейчас о ней напоминает меловой контур, проступающий на вершине плато. Это и есть остатки крепостной стены.

Но главная, лучше всего сохранившаяся достопримечательность Дивногорья — пещерная церковь в Больших Дивах. Церковь Сицилийской иконы Божьей Матери.

Лик мелового храма

По легенде, первую пещеру в меловой горе построили греческие иноки Ксенофонт и Иоасаф. В конце XV века они принесли в Дивы икону Сицилийской Божией Матери, которая чудесным образом вознеслась на меловой останец. Монахи почли это за знак и остались в Дивногорье.

Однако первые документальные свидетельства о существовании здесь обители относятся лишь к XIX веку. В 1831 году в Черноземье свирепствовала холера. В городке Коротояке, что в семи-восьми верстах от храма, местной жительнице Екатерине Коломенской во сне явилась Преблагословенная Дева. Обликом такая, как на дивногорской иконе. Дева посоветовала «взять Ее икону и совершить перед нею молебен». Что и было исполнено. После крестного хода с иконой вокруг города холера отступила.

Чудо ли остановило эпидемию — это за пределами нашего знания. Но в церкви действительно кое-что останавливается: время. В толще меловой горы тихо и темно, лишь кое-где сумрак прорезает свет: в пещеру недавно провели электричество. Впрочем, долго здесь оставаться тяжело — даже в самую жару внутри держится температура около +10 градусов.

Пройдешь по всем лабиринтам, поднимешься на второй ярус — и только тогда начинаешь понимать, сколько сил и терпения понадобилось монахам, чтобы создать это чудо, подобное древним афонским пещерным храмам.

Предполагается, что церковь была вырублена в несколько этапов. Самой древней частью считается галерея крестного хода — узкий коридор, уходящий вглубь Дивы. Историки полагают, что эту работу проделали монахи, которые пришли в Дивногорье с украинскими переселенцами в XVII веке.

Сегодня в церкви работают реставраторы. Возвращают ей тот облик, который запечатлен на фотографиях конца XIX века. Восстанавливать пещерный храм пришлось долго — XX век оставил на меловых стенах свой уродливый след.

Местные жители рассказывают историю, как в 1980-е годы церковь наказала человека за варварство. Двое молодых людей, собираясь в армию, последние дни решили провести на природе, в компании дам сердца. Стремясь произвести на подругу впечатление, один из новобранцев решил высечь ее имя на стене меловой церкви. Так, чтобы видно было издалека. Под ударами топора мел не выдержал — фасад с грохотом обвалился, парень погиб…

Сейчас реставрационные работы уже подходят к концу. Совсем скоро в церкви откроется новая мультимедийная экспозиция «Лики меловых храмов», которая расскажет о самых известных пещерных памятниках мира. Но работать церковь будет не только как музейный объект — дважды в год здесь проводятся богослужения. В храм приходят монахи из Свято-Успенского мужского монастыря, расположенного в трех километрах от Больших Див. В крестных ходах, организуемых в монастыре в день празднования Сицилийской иконы, участвуют тысячи паломников.

Вид на заповедник из номера гостиницы<br>Фото: Евгений Птушка. Strana.Ru

Вид на заповедник из номера гостиницы
Фото: Евгений Птушка

Дивногорье в лицах. Волонтеры

– Здравствуйте, я — Костя. Из России, — с улыбкой произносит интеллигентного вида молодой человек в очках. Но прикинуться местным Константину не удается: немецкий акцент мешает. Откуда взяться иностранцу здесь, в Черноземье, в ста километрах от Воронежа Оказывается, на лето в Дивногорье приехали волонтеры из Германии, Франции и Словакии. Их четверо. Внешне они уже начали походить на местных — загоревшие, одежда — рабочая, удобная. Знают, как правильно пилить дрова, что такое колодец, русская печка и простокваша.

Волонтеры приехали в Дивногорье помогать сотрудникам заповедника. Пока ребятам доверяют лишь уборку мусора на территории. Но они не жалуются — знали, что работа будет тяжелая, порой скучная. На Дивногорье они вышли через сайты международных волонтерских организаций. Списались с руководством заповедника и приехали.

– Мы все хотели уехать из большого города. Там ты видишь пространство на расстоянии нескольких сотен метров. Здесь же — километры вокруг, и ничто не закрывает от тебя небо. Кроме того, мы все обожаем Россию. Правда. И культуру, и природу. Поэтому мы выбрали Дивногорье — здесь невероятно красиво, а люди — те, что живут с нами на хуторе — настоящие. Не всегда приветливые, не всегда вежливые. Но всегда искренние и щедрые, — говорит Константин, которого даже друзья-французы называют хрестоматийным немцем, педантичным и ужасно правильным.

– Работы у нас совсем немного — мы убираем мусор, который за две недели уже весь закончился. Но мне все время не хватает времени. Не успеваю дойти до пещер, которые находятся в нескольких километрах отсюда. Не успеваю вдоволь поиграть в футбол с местными мальчишками. Не успеваю запомнить все слова, которым учит нас наша бабушка-хозяйка, — рассказывает француз Мурад.

Неторопливую беседу постоянно прерывает гул товарных поездов. Лишь они по вечерам напоминают о существовании больших городов. Гул стоит долго. Сколько же вагонов в таком поезде?..

– Шестьдесят семь, — без запинки отвечают волонтеры. Потом смущаются, дескать, иногда время все-таки есть…

Дивногорье в лицах. Хуторяне

У меловых истуканов местные не ходят — это удел туристов. Поэтому знакомиться идем в местный магазин «Ромашка» (переименованный, естественно, в «Рюмашку»). Разговор завязывается быстро, и сразу замечаешь, что говор у хуторян — украинский. Здесь и «хэканье», и «зараз» вместо «сейчас».

Позже экскурсовод пояснил нам, что юг Воронежской области по своему этическому составу близок скорее к восточной Украине, чем к России. В 1920-е годы здесь даже было введено преподавание в школах на украинском языке, издавались украинские газеты. Но со временем учебную программу подогнали под общие советские стандарты, а местным жителям рекомендовали записываться в паспортах русскими.

Но традиции и уклад жизни остались прежними. Этнографический музей, который открыли в заповеднике — это усадьба малороссов. На пятачке усадьбы всегда людно — приезжают музыканты, народные умельцы, художники. Подворье превращается в декорации для фольклорных праздников, народных ярмарок.

25 и 26 июня здесь выступят самодеятельные театральные коллективы, в рамках фестиваля «Театральные Дивы». В августе на подворье приедут архитекторы, художники, скульпторы и фотографы: обмениваться идеями. Действо это ежегодное и называется «Архиарт».

Но когда гости уезжают, наступает тишина. И она в Дивногорье пронзительнее любой музыки.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100