Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Борис Левянт: «Пешеходные улицы обладают терапевтическим воздействием»

Архитектор, генеральный директор бюро ABD Architects о вреде пафосной лепнины и исторических подделках, о пользе и доходности просвещенного туризма и о том, что Москва является столицей архитектуры конструктивизма, но не догадывается об этом.

. Strana.Ru

— Есть разные мнения о том, как сделать Москву более привлекательной для туристов. Почти все эксперты говорят о необходимости менять отрицательный имидж столицы…

— Тот имидж Москвы, который вы имеете в виду, это наш внутренний имидж. На самом деле Москва вызывает большой, активный интерес. Я знаю людей, которые приезжали сюда с большим предубеждением, но оно быстро развеивалось. Они видели уникальный, интересный и разноплановый город. Может быть, с культурологической точки зрения есть некоторые проблемы. Например, у многих туристов возникает недоумение при виде зданий, которые построены совсем недавно, но выглядят, как исторические. Некоторые архитекторы пропагандируют стилизацию под старину, говорят, что классический ордер наиболее приближен к человеку. Но здесь есть большое лукавство, поскольку образ все равно нарушается элементами из пластика, искусственного камня, пенопласта. Все это быстро превращается в труху, выглядит просто кошмарно. Стремление буквально следовать контексту приводит к снижению качества городской среды. Тем не менее Москва, без сомнения, город, заслуживающий внимания.

— Значит, у российской столицы есть перспективы для существенного увеличения потока туристов?

— Глядя на толпы китайцев в Царском Селе и Петергофе, думаешь: может, и не надо нам слишком массового потока? Лет пятнадцать назад туристов из Поднебесной вообще не было. А сейчас галдящие орды заполняют дворцы и парки, фотографируются возле каждой скульптуры, залезают на постаменты. Кроме того, массовый туризм требует пафосной лепнины и золотого сияния. Возникает проблема варварского отношения к архитектуре. Почему Версаль является образцом для многих музеев? Ну не блестит он, не блестит. И поэтому выглядит абсолютно естественно. Там не тратят тонны золота, чтобы каждую мелочь восстановить, подкрасить, обновить.

— Туристические города обычно ассоциируются с чем-то конкретным: Париж — с романтикой, Венеция — с каналами, Гонконг — с небоскребами. В Москве есть интересные музеи, парки, театры, метро. Но нет единой идеи, которую можно было выразить в двух словах и ответить на вопрос, ради чего стоит сюда ехать. Можно ли что-то предложить в качестве такой идеи?

— Для многих гостей Москва является Меккой архитектуры конструктивизма. Это единственное, за очень редким исключением, что сделала Россия для мировой архитектуры. Авторов шедевров конструктивизма можно пересчитать по пальцам — Татлин, Мельников, Веснин, Голосов, Великовский. Они — наша гордость, но власти это невдомек. Город и его руководство делали все, чтобы зачистить, убрать конструктивизм. Чиновники и элита считают, что все это — западное веяние, а истинно имперский дух выражен в сталинской монументальной архитектуре.

— Скажем, мог бы быть популярным примерно такой маршрут: Дом Мельникова — Дом Наркомфина — клуб Русакова — Шуховская башня?

— Плюс ДК Зуева на Лесной, Клуб завода «Каучук» на Плющихе, здание Наркомзема, Клуб имени Горбунова. Такой маршрут есть сейчас, и был раньше. Я сам в свое время возил целые делегации, показывал московский конструктивизм. Но сейчас даже студенты, которые изучают архитектуру, к нам не едут. Они едут смотреть Корбюзье во Францию, Баухауз — в Германии, хотя это всего лишь подобие того, что было у нас. Ведь те же французы и немцы питались революционными идеями наших конструктивистов.

Старый Арбат. Дом Мельникова. Фото: Fro / Фотобанк Лори. Strana.Ru
Старый Арбат. Дом Мельникова. Фото: Fro / Фотобанк Лори

— А здание гостиницы «Россия», о котором перед сносом говорили, что оно не вписывается в городскую среду, портит вид на Кремль и так далее, вы бы его оставили?

— Да, конечно. Только провел бы там качественную реконструкцию. На мой взгляд, феномен советской культуры вызывает колоссальный интерес у туристов. И такие очаги обязательно должны быть сохранены, ведь они — часть нашей истории. Но я категорически против восстановления памятника Дзержинскому. Если нужно завершить площадь, верните туда водоразводный колодец с фонтаном, который когда-то там стоял, но был перенесен в Нескучный сад.

Можно все бесконечно сносить и восстанавливать, но непонятно — где точка отсчета? Гостиница «Россия» стояла на своем месте, была интегрирована в среду. Теперь что — восстанавливать уничтоженный район Зарядье? Мы опять получим новодел с фундаментальной потерей исторического смысла. Конечно, в перспективе, может, все это и приживется, как в восстановленной Варшаве, которая за 60–70 лет успела состариться. Но, как говорится, осадочек-то остался. Когда находишься в Брюсселе или в Париже, разница очевидна.

На мой взгляд, чем город новее, чем больше в нем вкраплений качественной современной архитектуры, тем он интереснее для туристов. Многие здания из рядовой застройки, например уникальный доходный дом Нирнзее в Гнездиковском переулке, радикально меняли силуэт города, но они давали толчок для дальнейшего развития. Грубо говоря, благодаря таким домам возникли помпезные сталинские здания — надо было поддерживать установленный масштаб.

— Судя по всему, в Зарядье скоро появится новая городская общественная зона, и в этом ведь нет ничего плохого?

— С точки зрения экономики, наиболее доходным видом является просвещенный туризм. Для его развития нам нужен городской каркас с кварталами, кластерами, хорошо проработанной структурой. Но на этом поприще, извините, конь не валялся. Все идет очень медленно. Зато в связи с открытием пешеходных зон в районе Крымской набережной, Парка Горького, Водоотводного канала наметился новый вектор развития города, и это вызывает уважение. Надо сказать, еще Лужков испытывал трепет к водным пространствам. При нем построили несколько абсолютно бездарных с точки зрения архитектуры и здравого смысла мостов. Исключение — Патриарший мост. Приличный и изысканный, он логически продолжил Бульварное кольцо, соответственно стал удобен для движения пешеходного туристического потока.

— Конечно, у пешеходных зон есть много плюсов, но, наверное, есть и какие-то минусы?

— В основном проблемы возникают у местных жителей. Для них усложняется подъезд к дому, схема движения транспорта. И, конечно, становится шумно. С одной стороны, это хорошо, когда есть люди и их много, с другой — это приводит к усталости. Жить в таких местах становится тяжеловато. Но плюсов значительно больше. Главное — и москвичи, и гости столицы получают возможность проводить время в исторической, культурной среде. Всех ведь не заставишь ходить по театрам и галереям, а созерцание уютного, интересного города тоже накладывает отпечаток на душу, успокаивает невротические состояния. Значит, пешеходные улицы обладают еще и терапевтическим воздействием. Раньше не было никаких пешеходных зон, потому что люди и так ходили пешком, и очень немногие ездили на каретах. Когда все пересели на автомобили и стали ездить на общественном транспорте, вопрос обычной прогулки стал актуальным. Поэтому в любом более-менее развитом городе есть такие зоны, и они чаще всего находятся в историческом центре.

— Два года назад в Москве появились двухэтажные экскурсионные автобусы, но чаще всего они едут полупустые — внутри и на верхней площадке бывает всего несколько человек. Почему такие автобусы у нас не пользуются популярностью, как в городах Европы?

— Потому что наши улицы самые широкие в мире, и стремятся стать еще шире. Для узкой улицы с качественной архитектурой двухэтажный автобус — наиболее естественное решение. Осмотр сверху дает ощущение полета над улицей. Ты видишь все, поскольку находишься выше толпы. А когда у вас в одну сторону 150 метров до ближайшей достопримечательности и в другую столько же, разве можно что-то разглядеть? При этом есть места, куда высокий автобус просто не въедет, поскольку контактная сеть у нас расположена очень низко. Кроме того, сказываются вечные наши беды — пробки, шум, запах выхлопов.

— А какие города в мире наиболее благоприятны для туристов, с вашей точки зрения?

— Мне нравится Азия, хотя душой я ближе к Европе. Выбирая между Лондоном и Веной, я однозначно выбрал бы Вену. Там нет такого количества людей, и если человек имеет склонность к мизантропии, ему лучше в Лондон не ездить. У него там начинаются приступы агрессии. А туристу агрессия совсем ни к чему.

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100