Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Затопленная колокольня посреди Невы

В музее Санкт-Петербурга продолжают строить макет России

— Мама, смотри — пожар! — мальчик лет десяти тянет за руку маму туда, где действительно начинается пожар в лесу. Правда, игрушечный. Но огонь горит, листва полыхает, шумит вертолет, сбрасывающий воду на деревья, трудятся пожарные, а вот и с воем сирен влетает пожарная машина. Маму не нужно тащить за руку: ей интересно не меньше, чем сыну.

Все это происходит не в детском развивающем центре, а в самом настоящем музее, именуемом «Гранд-макет Россия». Его суть — что-то вроде России в миниатюре, только с оговорками. Области, города, природа, регионы — все условно: размах территорий не позволяет всерьез браться за подобное сумасшествие. Даже если «пробежаться» только по достопримечательностям, как часто делают в различных мини-парках Европы, выйдет весьма увесистая коллекция, которая при этом не донесет сокровенного «ощущения» России. А именно это и пытаются создать местные мастера.

— В это трудно поверить, но я сначала придумал эту идею, как мне казалось, первым. Только потом узнал, что нечто похожее уже есть, — смеется автор и директор музея «Гранд-макет Россия» Сергей Морозов. — Наш музей под крышей, и на самом деле конкурент в мире у нас только один — это Miniatur Wunderland в немецком Гамбурге. Только там вообще представлен воображаемый, ненастоящий мир.

Однако общая концепция у двух гигантов одинакова: большой макет некой местности — с домами, людьми, деревьями и озерами, выглядящий максимально доступным и живым. Иллюзию близости создает то, что огромная территория макета — в России он в длину 100 метров — никак от зрителя не отгорожена. Ты словно попадаешь в долину игрушек, в одном из фанерных домов которой родился сам.

Иллюзию бурлящей жизни на макете создает всепроникающая сеть железных и автомобильных дорог, где действо не останавливается ни на секунду. Светофоры, переезды, станции, остановки и железнодорожные стрелки — все это работает, по-настоящему, без дураков.

— Смотри-смотри, фура на перекрестке включила поворотник! Это точно Россия? — радостно смеются студенты. Здесь километры железных дорог, без преувеличения, и сотни метров автотрасс. Поезда управляются из специальной аппаратной, стоящей в центре музея. А вот машинки имеют каждая своего электронного водителя, которые общаются друг с другом с помощью инфракрасных датчиков.

. Strana.Ru

— Так они «видят» друг друга, — объясняет заместитель технического директора Владимир Бовичев. Он подходит к макету, выхватывает машинку прямо с горной дороги (как будто великан напал на мирную деревню) и пристраивает ее прямо за автобусом, тормозящим на остановке. Мы напрягаемся перед неминуемой аварией, но авто резко тормозит за автобусом и ждет, пока он не тронется с места. Потом медленно двигается следом.

— У нас больше всего проблем не с авариями, а с пылью, — вздыхает Бовичев. — Есть несколько автоматических поездов-пылесосов, а машинка такая всего одна. Наши девушки работают каждую ночь, вручную чистя каждую фигурку с помощью специальных маленьких кисточек. За ночь они убирают от 20 до 40 квадратных метров.

Слишком высокий Эльбрус

Железная дорога влияет на весь макет до мелочей. Она имеет свои законы, которым подчиняется все остальное. Радиус поворота поезда — больше метра, в масштабе макета это уже две разные области. Плюс поезда должны масштабироваться со станциями, людьми на них, а если выдерживать эти пропорции, то и ста метров будет мало.

— Мы выдерживаем масштаб 1:87 и 1:100 только для людей и зданий, — объясняет технический директор Максим Иванцов. — Выстроить ландшафты и территории по этому принципу невозможно. Эльбрус выше 5,5 тысяч метров, нам понадобилось бы 55 метров в высоту. Останкинская башня 540 метров, это почти 6 метров у нас… Мы сделали ее высотой 2 метра, она выделяется, упирается в потолок — но и остальные строения рядом с ней смотрятся органично.

Все фигурки, ландшафты и здания делаются из различных профессиональных материалов: ПВХ, пластика, стеклотекстолита. Никакого папье-маше. Особый интерес вызывают мелкие детали: трава, цветы, куры у порога деревенского дома, провода. Все выполнено мастерски, и даже если приблизить лицо вплотную, очарование не разрушится. Это требует кропотливого труда: например, небольшое поле подсолнухов на условном Кавказе два художника делали полгода — каждый день по 12 часов.

. Strana.Ru

— Мне обычно просто рассказывают на словах, что будет за сценка и на каком фоне, — объясняет художник Ольга Никандрова. — И я уже фантазирую в заданных рамках. Например, девушка за стойкой бара. Или бомж. Или фотографы на Олимпиаде — каждого надо было во что-то одеть. Это как играть в куклы.

«Святая святых» музея — комнатка, где хранятся самые разные детали будущих, возможно еще не придуманных, сценок. Домики, крыши, дорожные знаки, синие туалетные кабинки — все это размером максимум с палец. Маленькие человечки на макете неподвижны, но каждый замер в движении, и от этого кажется, что «Россия» по-настоящему живет и дышит. Есть даже небольшая игра: по макету раскиданы незаметные сценки из знаменитых фильмов: «кавказская пленница» перед осликом с Шуриком, сцена с папуасом на стройке и «аттракцион неслыханной жадности» из «Большой перемены». Они никак не обозначены: найти их можно, только вглядываясь в ту хрупкую жизнь, что кипит на макете без единого движения крохотных фигурок.

. Strana.Ru

Эрмитаж у Спасской башни

Так как вместить всю Россию в макет невозможно, пришлось проводить жесткий отбор достопримечательностей. Плюс все границы на макете весьма условны: Москва через некий аэропорт, в котором угадываются черты любого международного узла, соединяется с Питером, у того посреди реки возвышается знаменитая затонувшая колокольня, которая вообще-то стоит в городе Калязин. Видишь гору — вроде бы Эльбрус, но на нем почему-то Олимпийские игры, видишь Байкал — но рядом почему-то Екатеринбург. Или это Новосибирск...

Это не ошибки. Это концепция. Макет представляет собирательный образ России, и все детали в нем сознательно искажены.

— Знаете, это похоже на анекдот: мама подарила сыну два галстука, он надел один, и она обиженно спрашивает: «а что, второй тебе не понравился?» С макетом то же самое, — вздыхает автор. — Все поместить нельзя, и тем не менее нам постоянно приходится оправдываться в том, что мы не сделали то или это. Например, Петербург. Я люблю этот город, я в нем родился — и мне пришлось его уродовать. Потому что я понимал, что если я создам что-то похожее на карту, то человек будет дальше по аналогии искать все остальное. Задача была передать стиль Петербурга на макете. И одновременно сказать: «это не карта! Не ищите!» Видите, мы взяли Стрелку, на нее поставили некие здания, похожие на те, что находятся на ней. Чтобы передать стиль Петербурга. Напротив — сторона, где явно должен быть Эрмитаж. Но как только поставишь Эрмитаж, будут говорить: «а где дальше-то, они что, дураки?» Помню запись в интернете: «Идиоты, могли бы пересчитать сначала количество колонн у здания биржи». Вот мы не догадались!

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100