Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Старорусские сенсации

Археологические раскопки в Старой Руссе: сенсационные находки, древние загадки и размышления о коварстве шведов и москвичей.

Охранные спасательные работы на Курортном раскопе. На слух неспециалиста сочетание бессмысленное, но дело происходит в Старой Руссе, так что все верно. Бальнеогрязевой курорт «Старая Русса» стоит там, где кипела жизнь Русы, одного из древнейших городов Руси — рядом с соляными источниками, на восточном берегу речки Порусьи. «Русского» здесь вообще очень много, и чем глубже в землю — тем больше. Спасательные археологические раскопки ведутся на месте будущего курортного оздоровительного комплекса, чтобы сохранить ценные артефакты, некоторые из которых ждут своих «спасателей» уже тысячу лет.

Тяжело фыркает копёрная установка, испуская клубы дыма. В серой земле зияют многочисленные ямы. Длинноногие девушки с грязными коленками таскают ведра, рабочие аккуратно снимают грунт. Всем раздает указания худощавый большелобый человек с сигаретой за ухом. Это Кирилл Глебович Самойлов, замначальника Старорусской археологической экспедиции Новгородского государственного университета. Он оглядывает Курортный раскоп, словно охотник — свои угодья:

- Мы думали, что найдем здесь следы древних солеварен. А вместо них обнаружили нечто куда более интересное. В слое толщиной менее метра сконцентрировалось все — от Великой Отечественной до позднего Средневековья. В XIV веке тут стояли усадьбы, разделенные частоколами, около ста лет продолжалась городская жизнь. Это были времена экономического взлета, финальной стадии новгородской независимости... В числе уникальных находок, относящихся к той эпохе, мы обнаружили больше 50 вислых свинцовых печатей — это в два раза больше, чем за все предыдущие годы раскопок в Старой Руссе. Их особая ценность в том, что такими печатями скрепляли официальные документы — в основном, имущественного свойства, и таким правом обладали лишь высокопоставленные лица.

Насколько высокопоставленные? Например, одна из печатей принадлежала главному «москвичу» того времени, великому князю московскому Василию, сыну Дмитрия Донского, правившему целых 36 лет —  с 1389 по 1425 годы. На многих печатях указаны лишь имя и отчество владельца. Некоторые из этих людей хорошо известны в узком кругу историков, с другими археологи «знакомятся» впервые. Очевидно одно: все они — крупные представители власти, светской или церковной. Иерархи и их наместники, посадники, тысяцкие и другие чиновники высокого ранга.

Археологи пока гадают, как объяснить скопление именных печатей в одном месте. Возможно, ученые наткнулись на древний архив. Или на древний «пункт приема вторсырья» — своих источников цветных металлов в Древней Руси не было, поэтому к цветмету относились трепетно и могли собрать печати в одном месте для будущей переплавки. Если так, то планы собирателей металлолома не сбылись. Как это часто случается в провинции, во всем оказались виноваты москвичи.

- В середине XV века усадьбы погибли в мощном пожаре, — объясняет Кирилл Самойлов. — В то время Москва пыталась ликвидировать независимость Новгорода. Русу (тогда еще город назывался так) дважды брали московские войска. Следов более поздней застройки мы здесь не обнаружили, хотя какая-то жизнь теплилась. Например, мы нашли шведскую медную монету — вероятно, шведский фырк, отчеканенный в 1592-м, это последний год правления короля Юхана III из династии Ваза. Монета попала сюда в Смутное время, когда город был занят шведскими войсками. Скорее всего, она «приехала» в кармане одного из солдат.
- Шведские оккупанты?
- Это часто называют оккупацией, но все было сложнее. В то время, как в Москве сидели поляки и у власти был непонятно кто, новгородцы заключили со шведами договор о создании своего русского государства, которое должен был возглавить шведский королевич. С тем прицелом, что если уставшие от чуждой власти москвичи захотят в это государство вступить — добро пожаловать. Но после того, как поляков выбили из Кремля, а в 1613 году был избран на престол Михаил Романов, шведы решили действительно присоединить новгородские земли и начали открытую интервенцию. Жители активно воспротивились, в итоге в 1617 году Новгород и Старая Русса были возвращены России…

Пока мы беседуем в стороне от раскопа, Кирилл Глебович жадно курит. Внизу нельзя — случайно попавший на древнюю органику пепел искажает результаты радиоуглеродного анализа, одного из основных методов датировки. Еще более точные результаты дает дендрохронология — анализ спила дерева позволяет установить год, когда оно было срублено. Но традиционный, самый распространенный и «интеллектуальный» способ датировки — археологический, когда найденные артефакты анализирует лучший в мире компьютер: мозг эксперта.

Везет, когда в раскопе обнаруживаются, например, монеты очевидного времени выпуска. Но если таких «прямых улик» не найдено, то специалист по невзрачному обломку керамики или одной бусине может установить время и место происхождения предмета. Неспециалисту все это представляется какой-то шерлок-холмсовской магией. «Фокус» имеет научное объяснение: будущих ученых еще на студенческой скамье заставляют запоминать, систематизировать и использовать в «расследовании» огромные массивы данных — например, сопоставлять предметы с подобными, найденными на других археологических памятниках с уже установленной датировкой. Археологу нужно иметь слоновью память, чтобы помнить все выемки на каких-нибудь древних топорах, а дипломные работы и диссертации по теме «Металлические замки и ключи в Новгороде XIII века» — самое обычное дело.

При этом далеко не всегда «опознание» происходит мгновенно. Мальчик в кепке поднимается из раскопа, балансируя на доске, заменяющей лестницу, и протягивает Кириллу Глебовичу нечто продолговатое и грязное. Тот аккуратно полощет предмет в ведре, пристально рассматривает и с уверенностью заключает:
- Находка!

На его ладони — почерневший кусок кости с зазубринами.

- Что это? — спрашиваю я, но Самойлов только пожимает плечами:
- Значительная часть археологических находок не опознаваема. Существуют целые категории — «предмет из черного металла», «предмет деревянный»... Но мы их все равно обязательно берем, поскольку, может быть, завтра придет специалист и разберется. Такие случаи нередки. Много лет в Новгороде находили деревянные круглые коробочки с бортиками. То крышечками их считали, то футлярами. Пока Елена Александровна Рыбина не показала на европейских аналогах, что это оправа от зеркальца. Внутрь клалась тонкая фольга и заливалась стеклом, они производились в Европе и экспортировались в Новгород. Но многие предметы почти не изменились — к примеру, бусы. Технологии, конечно, теперь другие — в Древней Руси они часто были куда более высокими, чем у современного ширпотреба. До революции, даже до войны крестьяне пользовались утварью со средневековыми корнями. Уровень ремесленников тех времен удивителен. К примеру, на Руси с X века известен токарный станок по дереву. Соответственно, деревянная точеная посуда. Кажется, этого не могло быть, а оно — вот, в полный рост.

Деревянная оправа зеркала со следами амальгамы и остатками стекла. Источник: <a href="http://www.novsu.ru/archeology/db/">база данных археологических находок НовГУ</a>. Strana.Ru
Деревянная оправа зеркала со следами амальгамы и остатками стекла. Источник: база данных археологических находок НовГУ

Моего собеседника то и дело зовут, он извиняется и отбегает в раскоп, чтобы отдать необходимые распоряжения. Мне становится неловко отвлекать столь занятого человека. Но Самойлов деловито отвечает: «Общение с прессой — тоже моя обязанность», и мы продолжаем разговор. На сей раз — про знаменитую новгородскую демократию.

- Это предмет очень спорный. Главный вопрос — кто был допущен на вече? Популярно мнение, что там могли присутствовать все лично свободные мужчины или, по крайней мере, главы семей. Но есть и другой взгляд — что вече было собранием глав боярских родов, и количество участников измерялось сотнями. Тогда Новгород выглядит не романтической демократией, а олигархией наподобие итальянских республик. Очень большую роль играла церковь. Архиепископ был одним из первых лиц государства, у него хранилась казна, он скреплял своей печатью договоры и мирил спорящие кланы. Поэтому иногда Новгород даже называют теократией.
- Насколько новгородцы ощущали себя частью Руси?
- Русь чувствовала себя единой, но это была языковая, культурная и религиозная связь. Общерусского патриотизма, приписываемого Александру Невскому, который якобы думал обо всей Руси, вероятно, не было. Нация — понятие Нового времени, а в Средневековье патриотизм ограничивался пределами родной земли. Человек, прежде всего, был новгородцем или москвичом, и уж затем русским. Не случайно во времена позднего Средневековья возникали споры, что же является Русью. В XIV — XV веках Великое княжество Литовское поглотило большую часть земель Киевской Руси, включая сам Киев. Оно, собственно, называлось Великое княжество Литовское и Русское. Большинство жителей в нем были русскими и православными. Еще в начале XVI века они писали о походе москвичей на Смоленск примерно так: «князь московский Василий, забывши перемирия и присяги свои, до государства Русского войско свое высылал». В конце XIV века появился текст, известный как «Список городов русских дальних и ближних». В нем есть не только литовские, но даже волошские и болгарские города. Очевидно, для автора главным признаком «русскости» было православие.
- А когда понятие «русский» приобрело современный смысл?
- На мой взгляд, этот процесс начался в конце XV века. Тогда Иван III, создатель русского централизованного государства, назвал себя Великим князем всея Руси. Хотя Литва едва ли была с ним согласна. Важнейшим этапом объединения нации была Смута, когда в ходе польской и шведской интервенции русские четко почувствовали как свою общность, так и отличия от соседей.

Рабочий в широкополой шляпе выносит из раскопа ржавый снаряд. Такие здесь не редкость — Старая Русса была 2,5 года под немецкой оккупацией, бои за город были очень жестокими. Война разрушила много старорусских памятников и больно ударила по археологии — начатые в 1939 году раскопки так и не завершились, найденные артефакты погибли. Исследования возобновились лишь в 1960-х.

В 1966 году экспедиция А.Ф. Медведева обнаружила в Старой Руссе первую местную берестяную грамоту — и это мгновенно подняло престиж и значимость старорусских раскопок до уровня такой археологической сокровищницы как Новгород, где самые первые берестяные грамоты были обнаружены в 1951-м и произвели всесоюзную сенсацию. Тогда многие школьники мечтали о карьере археолога, удивительных открытиях и мировой славе… Не подозревая об изнанке этой романтической профессии.

Студенты по два месяца проводят на раскопах, копать в России трудно — земля тяжелая, на севере сыро, на юге — слишком жарко. Добавьте к этому драконовские методы тренировки памяти, запоминание особенностей горшков, замков, бусин... Зато происходит естественный отбор, нынешние студенты-археологи — люди, абсолютно преданные своей будущей профессии.

- Археология — это не Индиана Джонс и не Лара Крофт, — улыбается Кирилл Самойлов. — Это кропотливый труд и огромная ответственность. Наша наука — разрушающая. Даже то, что вы видите здесь — остатки древнего города в Курортном раскопе погибли, их больше не будет. Мы не гоняемся за реликвиями, даже самыми яркими. Наша цель — знания. Любое пятно фотографируется, рисуется, записывается. Уничтожая, мы переводим объект из вещественной формы в текстовую. Этап охоты за вещами кончился больше ста лет назад. Как астрономия начиналась с астрологии, так и археология — с коллекционирования древностей в эпоху Возрождения. Однажды, в XVIII веке, в Помпеях откопали прекрасную надпись. Бронзовые буквы аккуратно выковыряли, они и сейчас хранятся в музее. А сам текст не скопировали...

У современного археолога нет цели раскопать все и сейчас. Это как охота на зверей, занесенных в Красную книгу. Раскопки проводятся с двумя целями — либо для решения большой научной проблемы, либо, как здесь, если намечается строительство. Это так и называется — спасательный раскоп, и мы, раскапывая памятник, его спасаем. Сейчас мы извлекаем на порядок больше информации, чем тридцать лет назад. Новые технологии, приборы, методы. А будущие археологи, наверное, будут ругать нас, как мы порой критикуем своих предшественников. На своем уровне они делали все, что могли, но лучше бы оставили нам. Ведь главное — чтобы общее наследие, завещанное даже не современникам, а внукам нашим, было сохранено...

P.S. Совсем недавно в России был подписан закон о лицензировании металлоискателей — археологи надеются, что это сильно осложнит жизнь черным копателям. В наши дни грабительские раскопки стали главной угрозой археологическим памятникам. Подробнее по теме — в наших статьях «Возвращение счастливчиков» и «Сокровища золотого всадника».

P.P.S. Подробнейший перечень археологических находок в Старой Руссе можно посмотреть на сайте Новгородского университета. В базе находок — не только главный археологический «бренд» Новгородчины, берестяные грамоты (Старая Русса держит второе место после Великого Новгорода по количеству найденных берестяных грамот — 45), но и те самые вислые свинцовые печати с именами и родом занятий владельцев. Редкий город может похвастаться столь близким знакомством со своими древними обитателями.

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100