Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Великая княгиня Мария Романова: «Мне всегда рассказывали, что в России все самое лучшее»

Интервью с главой Российского императорского дома Великой княгиней Марией Владимировной Романовой.

11–16 июля 2013 года Великая княгиня Мария Владимировна Романова посетила Кижи, Валаам и Санкт-Петербург. Официальный повод — торжества по случаю 400-летия окончания Смуты и воцарения династии Романовых, в которых Мария Владимировна принимает участие как глава Российского императорского дома.

Великая княгиня родилась и живет в Испании, но очень хочет перебраться в Россию, где регулярно бывает с 1992 года. Оказалось, что Мария Владимировна с детства мечтала посетить заповедник Кижи — ее мечта наконец осуществилась, а нам представилась возможность присоединиться к поездке и пообщаться с Великой княгиней.

Обращаться к Марии Владимировне следует не иначе как Ваше Императорское Высочество и Государыня Императрица. И хотя сегодня нет ни одного члена семьи Романовых, кто бы единодушно и безоговорочно признавался претендентом на несуществующий императорский престол, а рассуждения о легитимном наследнике основаны на понятиях, неприменимых в современной России, тем не менее встреча с внучкой Великого князя Кирилла Владимировича, двоюродного брата последнего российского императора Николая II, — событие, которое заставляет простого человека сильно нервничать.

Переживаний добавили слухи о том, что в обычной одежде на глаза Ее Высочеству лучше не показываться. Джинсы и футболки — это неприлично. Если рубашка — то не яркая и не пестрая. Одному из работников музея-заповедника перед встречей с Государыней даже пришлось расстаться с любимыми джинсами и одолжить у отца брюки. Отцовские брюки, хоть и оказались велики на три размера, протоколу вполне соответствовали.

Однако в туфельках на Кижи не поедешь. А у фотографа нет ничего похожего на брючный костюм. В итоге решили ехать в том, что удобно и выглядит прилично — например, кеды, в понимании фотографа, вполне соответствовали месту действия. Мы правильно сделали — слухи о чопорности Великой княгини сильно преувеличены: Мария Романова оказалась дамой приветливой и веселой. Все собравшиеся окончательно «выдохнули», когда Ее Высочество сошла на берег с катера, на котором ее катал бывший губернатор республики Карелия, а ныне — директор музея Кижи Андрей Нелидов. На сильно похудевшем Андрее Витальевиче болталась свободная тельняшка, однако сконфуженным он при этом не выглядел.

Вместе со своей «свитой» Мария Владимировна провела на острове три неполных дня. За это время она осмотрела памятники Кижского погоста, полюбовалась Преображенской церковью, посетила знаменитый дом крестьянина Ошевнева и пообщалась с мастерицами традиционных ремесел.

— Любопытная такая, живая. Все ей интересно посмотреть, потрогать, попробовать, — поделились впечатлениями о Марии Владимировне мастерицы.

Правда, потом одна из них призналась, что мысленно сравнивала визит Великой княгини с приездом английской королевы Елизаветы:

— Королева тихая, вежливая. Везде гуляла одна, не привлекая внимания. Платочек наденет, в церковь тихонечко зайдет… А тут, вроде бы, не королева, а свита зачем-то такая большая… Прохода ей не дает.

Тем не менее, несмотря на жесткий надзор сопровождающих, нам удалось задать Великой княгине несколько вопросов и получить интересные ответы.

«Неужели позавчера была война, а я об этом не знала?»

Возможность приехать на остров Кижи для меня большая радость. Впечатления огромные! Папа всегда любил здешнюю архитектуру, показывал мне книжки, фотографии. Он мечтал сюда попасть, но, к сожалению, не успел до своей смерти… Иногда думаешь, что то, что изображено в книжках, на самом деле не так красиво — для фотографий выбирают выигрышный ракурс. И я поражена, что все, что я видела на картинках — правда. Облик Преображенской церкви известен людям по всему миру. Все хотят сюда попасть, даже не зная точно, где это. То, что простые люди смогли такое построить — это чудо. Красота невероятная!

В Россию я смогла приехать впервые в 1992-м. Не могу об этом говорить без слез… Это было отпевание моего отца. Я тогда испытала смесь чувств: огромная радость, что наконец-то я могу здесь быть, что сбылась мечта, и грусть, потому что папы не стало. Но радости было больше. Мы с мамой смогли захоронить его в Великокняжеской усыпальнице в Петропавловском соборе в Петербурге, где он и хотел быть погребен. Это было радостно.

Родители мне всегда рассказывали, что в России все самое лучшее: арбузы вооот такие, все такое самое-самое! Поэтому в свой первый приезд сюда я была удивлена и немного обескуражена. Ходила по грязным улицам и видела хмурые лица людей, как будто у них за спиной висели тяжелые мешки. Везде мусор, железо, разруха… И я думала: «Неужели позавчера была война, а я об этом не знала?» Прошло время и, при всех трудностях, у людей снова появились улыбки. Так что есть надежда на лучшее, на возрождение в России духовности и духовной веры.

Я не могу согласиться с тем, что русский народ упованием на Бога оправдывает пассивность и лень. Если бы это было так, нам не удалось бы построить великое государство, объединить многие народы, освоить территории с суровыми природными условиями, выстоять в войнах и смутах.

Но каждый из нас, конечно, должен постоянно анализировать свою собственную жизнь. Верующие обязательно должны сохранять баланс между надеждой на помощь Божию и сознанием собственной ответственности за судьбу и благополучие самих себя и своих близких. Вера без дел мертва. Но и дела без веры обычно приводят к неожиданным и, как правило, пагубным результатам.

Народ во всей его совокупности не нуждается ни в чьих советах. В своем историческом развитии он порождает, хранит и передает из поколения в поколение и духовность, и мудрость, и житейский опыт. Мы должны учиться у него, а не поучать. Но чтобы наш народ не превратился в население, каждому из нас нужно помнить о своем долге перед предками и потомками, уважать друг друга, искать не то, что разобщает, а то, что сближает, уметь прощать и просить прощения и честно трудиться на том поприще, к которому мы оказались призваны.

«Каждое место мне дорого по-своему»

Сложно назвать какое-то одно дорогое моему сердцу место в России. Я посетила большинство регионов и многие государства, ставшие независимыми сравнительно недавно, но когда-то принадлежавшие к единому цивилизационному пространству Российской империи. И каждое место мне дорого по-своему. Даже если говорить о святынях и достопримечательностях, которые непосредственно связаны с историей моего рода, то как можно выбирать, например, между Ипатьевским монастырем в Костроме, где была призвана на царство наша династия, и Новоспасским монастырем и кремлевским Архангельским собором в Москве, где покоятся наши предки допетровской эпохи? Между Петропавловским собором в Санкт-Петербурге, где погребены царствовавшие государи с Петра I до Александра III, мои родители, дедушка и бабушка, возглавлявшие династию в изгнании, а также многие другие члены Императорского дома? И екатеринбургским Храмом-на-Крови на месте Ипатьевского дома, где приняла мученическую смерть царская семья, и монастырем на Ганиной Яме, где сжигали тела царственных страстотерпцев и их служителей?

К тому же для нас история России вовсе не исчерпывается местами, связанными с домом Романовых. Я испытываю волнение и гордость за родную страну, находясь на Куликовом и Бородинском полях, на Пискаревском мемориале жертв блокады Ленинграда и на земле древнего Царицына, где прославились победители в Сталинградской битве. Как можно здесь что-то выделить, а что-то поставить на второе или третье место?

Я восхищаюсь Троице-Сергиевой лаврой, Валаамским монастырем, храмом Покрова на Нерли, Преображенским храмом в Кижах, Смоленским кремлем, башнями Ингушетии… Поэтому назвать какое-то одно «самое дорогое» место я не могу не из воображений политеса, а совершенно искренне.

«У Российского Императорского дома нет никаких имущественных претензий»

Я точно не знаю, какие из моих владений не уничтожили, где что находится. Насколько мне известно, те резиденции, которыми мои предки пользовались в качестве глав государства и официальных государственных лиц, в основном сохранились, многие восстановлены. Сегодня они используются как музеи и места для проведения различных государственных церемоний. Собственно говоря, так было и до революции. Русские государи не любили роскоши и сами жили в довольно скромных условиях. А прекрасные дворцы они строили, говоря современным языком, для укрепления имиджа и престижа России. И до сих пор это наследие остается своего рода визитной карточкой нашей страны во всем мире.

Что касается имущества, являвшегося частной собственностью членов императорского дома, то здесь утрат больше — некоторые здания уничтожены, некоторые находятся в руинированном состоянии, некоторые подверглись серьезной перестройке. Однако этот вопрос следует рассматривать только с точки зрения сохранения культурно-исторического наследия. У Российского императорского дома нет никаких имущественных претензий. Но мне, конечно, приятно, если созданное моими предками находится в приличном состоянии и служит на пользу соотечественникам. И грустно, когда приходится видеть вместо исторических зданий пустыри и развалины.

«Нашу семейную жизнь можно назвать самой обычной»

У меня было счастливое детство. Родители любили друг друга, уважали, никогда не позволяли себе кричать, разговаривать на повышенных тонах. И требовали такого же уважения от других. Думаю, нашу семейную жизнь можно назвать самой обычной. Хотя, конечно, мне всегда напоминали о том, кто я, что я принадлежу России, что всегда должна быть готова к своей миссии, что надо будет русским чем-то помогать. Родители передавали русские традиции, мы отмечали все православные праздники…

В Испании к нам всегда относились хорошо. И хотя не всё в этой стране соответствует нашим русским представлениям о жизни, какого-то дискомфорта мы никогда не испытывали. Кое в чем мы с испанцами разные, а в чем-то похожи. Испанский народ очень открытый и гостеприимный.

Языки я выучила случайно: ходила в английскую школу, параллельно занималась и с русским педагогом. Испанский выучила, потому что жила в Испании. Летом мы ездили во Францию — выучила французский. Бывала в Италии — немножко выучила итальянский. В арабских странах язык сложный, но что-то и там выучила. Все уже забыла, но знаю, как попросить скидку (смеется).

В Оксфорде я получила гуманитарное образование. Я любознательный человек, мне интересно изучать различные культуры и традиции. И я люблю общаться с людьми и, по мере возможности, помогать им. Поэтому, скорее всего, моя профессия в любом случае была бы связана с какой-то общественной и научной деятельностью.

В свободное время мне нравится путешествовать, выращивать цветы и другие растения, читать, смотреть новые фильмы. Сказать, что у меня есть какие-то пристрастия к определенным жанрам, я не могу. Если книга или фильм хорошие, читаю и смотрю с удовольствием, независимо от того, драма это, комедия, детектив или исторический роман. Если все-таки говорить о литературных предпочтениях, то, возможно, стоит выделить мемуары. Когда люди сами описывают свою жизнь, читать особенно интересно — как будто общаешься с персонажами минувших эпох и переносишься в их время.

«Вернуться в Россию, жить здесь — моя мечта»

Мой брак с принцем Францом-Вильгельмом был заключен по любви, но, к сожалению, нам не удалось сохранить семью. Тем не менее я считаю, что взаимное уважение должно сохраняться всегда. В нашей династии на протяжении трех поколений удавалось совмещать соблюдение принципа равнородности брака и сохранение крепкой семьи. Александр III и Мария Феодоровна, святые страстотерпцы Николай II и Александра Феодоровна, мои дедушка и бабушка Кирилл Владимирович и Виктория Феодоровна и мои родители Владимир Кириллович и Леонида Георгиевна дают пример семейной жизни в любви, самопожертвовании и верности друг другу.

То, что называют первой любовью, бывает очень сильным чувством, но далеко не всегда это настоящая любовь. Не только членам династий, но и любому человеку следует создавать семью не по первому порыву, а тогда, когда появился хотя бы небольшой жизненный опыт и когда чувства прошли проверку временем. Даже это не является стопроцентной гарантией счастливой семейной жизни, но шансов все-таки больше.

Родители никогда не запрещали мне общаться и дружить с людьми любого происхождения, но всегда напоминали, что кроме прав и желаний есть еще и обязанности, что мы не принадлежим себе и что за каждый поступок и за каждое решение мы отвечаем в большей степени, чем многие другие люди.

Но если вы думаете, что существует какая-то невероятная разница между моим образом жизни и образом жизни обычной русской женщины, то вы ошибаетесь. После революции все имущество и все средства дома Романовых были национализированы. По милости Божией мы смогли сохранить нормальный средний уровень жизни. В Европе он несколько выше, чем в России, но не настолько, чтобы говорить о каком-то огромном разрыве. Мне, помимо исполнения общественных и официальных функций, необходимо, как и всем, заботиться о хозяйстве.

Вернуться в Россию, жить здесь — моя мечта. Если бы я была просто человеком, могла бы это сделать в любой момент. А так как я возглавляю Императорский дом — все сложнее. Я должна понимать, на каких условиях меня хочет здесь видеть правительство, чем я могу быть полезна… В общем, когда Бог решит, что пора, так оно и будет.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100