Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Тюленинг по-беломорски

На Белом море развивается новый вид туризма: цивилизованная встреча человека с тюленем в естественной среде обитания зверя.

Надувная лодка тихо, почти крадучись, ползет по волнам Белого моря. Наша цель — подобраться как можно ближе к толстой ледяной корке у берега, где пузом кверху, позевывая и обмахиваясь ластами, греются на суровом карельском солнышке десятки тюленей. В лодке, где нас человек девять, стоит мертвая тишина. Только волны чуть слышно бьются о надувные борта.

Вдруг один из туристов не выдерживает — и заливается пронзительным лаем на руках у хозяйки. «Елка! Ну вот сейчас тебе приспичило, да? Сидела, сидела….», — шипит дама, а мы со стоном хватаемся за головы: один за другим тюлени с необычайной резвостью исчезают в ледяных лунках. Пара секунд — и на поверхности льда не осталось ни одной лоснящейся туши.

Мир обретает голос. «Разворачиваемся! — зычно командует Саша Дмитриев, наш гид от дайв-центра «Полярный круг». — Посмотрим в соседней губе, сюда они еще долго не вернутся...

Елка — бойкий терьер — замолкает и, довольная, забивается к хозяйке под непродуваемую куртку, греться.

На поиски тюленей

Введение в тюленеведение для нас началось еще в Нильмогубе.

- У нас в Белом море водится четыре вида тюленей, — инструктор «Полярного круга» Михаил Хробостов проводит групповой ознакомительный брифинг. — Во-первых, лахтак, или морской заяц. Его легко узнать по большим торчащим усам. Затем кольчатая нерпа — на ее серой или коричневой шкуре пятна в виде колец. Гренландский тюлень — редкий гость, он заходит в море только на время щенения, то есть родов. И серый тюлень — но он обитает около Кольского полуострова, к нам в Великую Салму не заплывает.

«А погладить их можно будет?» — не выдерживает мама средних лет, приехавшая «на тюленей» с двенадцатилетним сыном. Другие участники снисходительно хихикают — ну ей-богу, как маленькая! Я тоже хихикаю, но мысль о будущем фото в фейсбуке «Я и тюлень» уже предательски проникла в голову.

Миша невозмутимо продолжает описывать программу на неделю: где будем искать тюленей, как и на какие острова высаживаться для прогулок и пикников. Для замечтавшихся вроде меня повышает голос: «Учтите, даже если на берегу солнечно и тепло, вода в море сейчас — 0 градусов, к тому же очень много льда. Мы с вами каждый день будем жить в настоящем холодильнике, так что одевайтесь по-зимнему». И мои мысли спешно переключились на подсчет взятых в поездку теплых штанов.

…Идея показывать туристам животных в естественной среде обитания не нова, но Россия кажется не самой подходящей страной для ее реализации. У нас даже в заповеднике сложно гарантировать явление зверя народу, а на медведя или лося натыкаешься ровно тогда, когда их совсем не ждешь.

Мы — не Африка с ее саваннами, стадами и сафари, однако наш противоположный по климату Русский Север оказался наиболее перспективным местом для встреч человека с природой. Большие ледовые пространства — одно из преимуществ: отыскать кого-то на льду гораздо проще, чем в непролазных чащобах, к тому же, зная места и пути миграции, можно практически стопроцентно гарантировать встречу с искомым зверем. На этих знаниях и строится работа каждого гида здесь, на Полярном круге, у самой границы Карелии и Мурманской области.

Новые поморские традиции

Уже в первом походе стало ясно, что сфотографироваться с тюленем сложнее, чем с кинозвездой. По весне усатые красавцы обычно собираются там, где небольшие бухты еще скованы льдом. Весенний лед уже не такой крепкий, выглядит подтаявшим и не слишком надежным, но на деле выдерживает вес пары тюленьих центнеров. Тюлени отличные «ледорубы» — они могут вылезти на огромную льдину где угодно, обеспечив стратегическую безопасность: и человек бесшумно не подойдет, и медведю с берега не подобраться.

- Сколько голов вы видите? — гид Саша, большой и добродушный, как тюлень, изучает окрестности в бинокль. — Вон те черные «пиявки» вдалеке и есть тюлени. Ну что, попробуем подойти. Сильно не двигайтесь и не шумите, чтобы не напугать.

Мы замираем, но это совершенно лишнее: лодка ломает лед с оглушительным треском, который разносится по воде на километры. Один за другим тюлени поднимают лоснящиеся головы. Саша выключает мотор, и мы минут десять выжидаем, шепотом обсуждая стратегии. К черту мешающие варежки, шарфы и шапки. Пальцы коченеют на кнопке фотоаппарата, глаза слезятся от ветра, но какое это имеет значение? Еще метров двадцать…

Именно о таком мечтали защитники животных: заменить веками существовавший тюлений промысел экотуризмом. Несколько лет назад по миру прокатилась волна протестов против охоты на детенышей гренландского тюленя — крохотных беззащитных бельков и перелинявших серок. Подобный промысел существовал в России и других северных странах — Норвегии, Дании, Канаде...

На традиционную охоту это было мало похоже: тюленьи детеныши беззащитны, они просто лежат на льду, когда к ним приближаются люди с дубинами. Один удар — и белек убит. Счет одного сезона забоя, который длится всего дней десять, идет на десятки тысяч забитых «младенцев». Был и другой способ: бельков собирали в клетки, отвозили на берег и в специальных загонах ждали, пока те перелиняют и станут так называемыми «серками». А потом — сразу шубой…

Вид окровавленных льдин, протянувшихся на километры, заставил содрогнуться даже самых равнодушных. Всего за один год кампании активисты добились невиданного успеха — полного запрета охоты на детенышей тюленя в России. Он действует с марта 2009 года. Правда, не обошлось без глупостей:

- Как-то к нам приезжали журналисты, потом вышла статья, что в Нильмогубе, мол, промышляют убийством бельков, — горячится Саша. — Это идиотизм, у нас и бельков-то никогда не было, гренландский тюлень щенится не здесь, а в районе Архангельска! А взрослый тюлень перестал интересовать наших охотников, кажется, еще в 60-х…

Там, где бельки все-таки есть, зверобои устраивали настоящие протестные митинги, а из уст руководителя Национально-культурной автономии поморов Архангельской области Павла Есипова прозвучали даже слова «геноцид поморов». Мол, людей лишают не только заработка, но и древних традиций.

- Самое смешное, что пресловутым промыслом занималось от силы человек семьдесят, — говорит Саша. — Да и сам бизнес уже давно нерентабелен. Ну что можно взять от тюленя? — мясо, шкуру, жир. Шкура белька стоит около тысячи рублей. А мясо вы часто встречаете?

Тюленьим мясом спасались в голодные военные годы жители Архангельска и блокадного Ленинграда, в Архангельске тюленю даже поставили благодарственный памятник. Тюлений жир использовался как топливо и входил в состав некоторых народных лекарств. Из шкур шили шубы — не слишком теплые. Сегодня жир и мясо вообще не пользуются спросом, тюлений мех стоит далеко не на первом месте в списке желаний модниц. К тому же в мае 2009 года Евросоюз принял решение о полном запрете продажи изделий из тюленя на всей своей территории.

Поборникам древних традиций было предложено создать новую поморскую традицию: экотуризм. Не убивать тюленей, а фотографировать. Но мало кто в деревнях верил, что к ним будут приезжать столичные фифы ради того, чтобы щелкнуть тюленя на айфон.

В «Полярном круге» на это только улыбаются: у них полная группа каждый год. Хотя это не самый дешевый вид отдыха: стоимость программы на одного (с билетами) — около 40 тысяч рублей.

Белое море. Морской заяц-лахтак. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru
Белое море. Морской заяц-лахтак. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

Глазами ластоногих

- Тюленьи экскурсии очень ограничены по срокам, — рассказывает Миша Хробостов. — Бельки рождаются в самом начале марта и остаются белоснежными всего две недели, пока питаются молоком. На эти дни мы организуем полеты на льдины на вертолетах из Архангельска. Туристы целый день проводят в таких тюленьих «яслях».

Маленькие тюлени доверчивы, не знают страха, к ним можно подходить вплотную, фотографироваться рядом и гладить — лучше в перчатках. На отношение мамы к малышу запах человека никак не влияет. Подросших и взрослых тюленей найти гораздо сложнее.

- Поэтому мы собираем одну группу в год, в начале мая, — продолжает Миша. — В это время лед начинает таять, а к берегам подходит беломорская сельдь. Тюлени собираются в кучи и жируют на этой селедке. Лед у нас с моря сходит очень быстро: неделя — и акваторию не узнать. Потом они живут обособленно, отыскать их непросто.

Наши маневры наконец увенчались успехом: мы почти вплотную подобрались к одному лахтаку. В этом году сход льда просто стремительный, у берегов почти ничего не осталось. Но в один из дней северный ветер пригнал из открытого моря дрейфующие льдины — толстые, белоснежные, манящие. Тюлени тут же занялись дележкой сокровищ, а мы сели на ласты одному из них.

Льдины оказались не столь прочными, какими выглядели, под тяжестью морского зайца они ломались, переворачивались, вставали на бока и медленно погружались в пучину, оставляя на поверхности изумленную тюленью морду. Наша лодка хохотала в голос и вовсю фотографировала.

На базу все возвращались довольными, обсуждая, как бы встретить такого тюленя еще раз.

- Может, их селедкой приманивать? — раздалось рацпредложение.
- Большого смысла в этом нет, мы пробовали всякое, но они пугливые, — отвечает Саша, и уже серьезным голосом добавляет: — Не забывайте, что так мы их приручаем, а тюленям это во вред.
- Тюлени, особенно молодые, еще не понимают, чего можно ждать от мира, — поясняет Миша. — Они не приучены бояться вообще, человека в частности. И если мы сейчас покажем им, что неопасны, то в другой раз, когда подойдет враг, они просто не поймут опасности.
- У нас была история, — подхватывает Саша. — Как-то близко познакомились с молодым тюленем, серкой. На третий день он у туристов селедку брал из рук, фотографировался с ними в обнимку. Гости уехали довольные, а через несколько дней мы нашли на его месте заклеванную воронами тушу. Откуда ему было знать, что мир дает не только селедку?..

Мало назваться экотуристом, нужно понимать собственную ответственность перед природой. Кому не хочется сняться на память в обнимку с тюленем? Но наши гиды правы — мы не знаем, кто придет после нас и зачем.

- Мое мнение — подходить близко неправильно, — Саша хмурит белесые брови. — Мы не сможем объяснить им, кто хороший, кто плохой. Я считаю так: вот мы можем разглядеть его в бинокль — и будет. Этого вполне достаточно.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100