Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Дзинь хуан

Десяток городов за неделю, сотня монастырей, куча царей, князей, святых и исторических событий в темпе галопа - такое не поместится ни в одном человеческом разуме. Зачем туристы, тем более иностранцы, продолжают ездить по Золотому кольцу России?

- Так, вы палитра земли русской? Если вы не палитра, отойдите, — на лице гида, собирающего группу возле Ленинградского вокзала, смесь предельной концентрации и безумия. Сорок туристов окружили хрупкую даму неопределенного возраста, выкрикивая свои фамилии и название приобретенного тура. В то утро у вокзала кучковались не менее пяти групп, следующих по главному туристическому маршруту всея Руси — «Золотому кольцу», поэтому фантазийное название своей поездки нужно было знать как «Отче наш».

Отфильтрованная от конкурентов «Палитра земли русской» собрала несколько бодрых пенсионеров, девушек филологического типа, мам с детьми неблагодарного школьного возраста и семейные пары, решившие променять дачные выходные на экскурсию. А также трех юных китаянок, чету пожилых французов, невозмутимого голландца и высокого немца с неизменно доброжелательной улыбкой. Собственно, из-за улыбчивого немца мы и оказались довеском к «Палитре» — несколько месяцев назад редакция получила письмо из Бонна, мол, собираюсь в Россию, хотел бы путешествовать только с русскими туристами, подпись «С дружеским приветом Маркус Мюллер-Хансен». Завязалась переписка, герр Маркус сам выбрал тур и маршрут, а мы решили совместить личное знакомство с наблюдением за любознательным немцем в российской туристической среде.

«Абсолютно обычная», по словам гида, тургруппа перебралась в большой белый автобус и отправилась по заранее заданному маршруту.

Трудности перевода

- Четыре года назад я перечитывал биографию Сталина — я интересуюсь историей России. И понял, что хочу наконец приехать сюда — все равно, в какой город. Главное, что Россия теперь открыта, каждый может здесь побывать. Знакомые посоветовали начать с Петербурга. Там я был уже четыре раза, в Москве два. Но я хочу знать о России больше, поэтому сейчас выбрал недельный тур по Золотому кольцу, — Маркус вполне сносно изъясняется по-русски. Однако признается, что так и не смог до конца понять, о чем два часа — от Москвы до Владимира — вещала в автобусе гид. Впрочем, на его туристическом энтузиазме это нисколько не отразилось: Маркус прытко перемещается вместе с толпой вслед за гидом Галиной Анатольевной, которая, несмотря на неспортивный возраст, носится по центру Владимира со скоростью спринтера — от Золотых ворот к Соборной площади, от Соборки к центру народного творчества, затем в кафе на обед и снова на Соборную площадь.

Три крошки-китаянки тоже силятся угнаться за Галиной Анатольевной, но все чаще оказываются рядом с Маркусом. Девушки немного говорят по-русски, но вытерпеть тугое рождение фразы на чужом языке может только человек, находящийся в таком же положении — вот они и льнут к добродушному немцу. Пока наши соотечественники в полном достоинства молчании маршируют по Большой Московской, юные китаянки успевают поведать, что живут в России уже год, учатся на филологов в Казани, в тур приехали всего на два дня и успевают посетить с группой только Владимир и Суздаль. Дружно смеясь, переводят «золотое кольцо» на китайский. Получается «дзинь хуан».

В древнем Успенском соборе с фресками кисти Андрея Рублева китаянки ловят каждое слово гида — они понимают, что находятся в крайне важном, великом храме. Но не более. Когда группе дают пятнадцать минут на фотографирование, девушки пытаются выяснить, в чем разница между «собором» и «церковью». Галина Анатольевна самоотверженно объясняет тонкости иерархии православных храмов, но поняв, что сказанное не усваивается, решает хоть как-то компенсировать иностранкам информационный вакуум:

- Девочки, лучше я вам сейчас кое-что покажу. Здесь могильная плита на захоронении одного митрополита чуть отодвинута. И в щель можно увидеть его черную ручку, — заговорщицки сообщает Галина Анатольевна, уводя китаянок куда-то сквозь плотную толпу туристов. «Черная ручка, черная ручка…», — завороженно шепчут китаянки.

Больше всех в этой иностранной компании повезло голландцу Герхарду — его сопровождала русская жена, синхронно переводившая на удивление осмысленные, хоть и краткие, рассказы Галины Анатольевны о достопримечательностях. Однако вовсе не экскурсионная часть, полностью проходившая на русском языке, стала для зарубежных гостей камнем преткновения. Удовлетворяя потребность в фотографиях на фоне церквей и приобретении сувениров, гид предоставляла туристам «свободное время», за которым неизменно следовал сбор в назначенном месте. Время и место объявлялось тоже по-русски. Французскую чету каждое расставание и сбор группы приводили в смятение.

- Встречаемся в четырнадцать пятнадцать, — медленно, проговаривая каждый слог, объясняет бедным французам Галина Анатольевна, к своему сожалению, не владеющая нерусским. — Пятнадцать минут третьего, у той белой палатки. У палатки Рос-пе-ча-ти…

Отзывчивый Маркус не дает Галине Анатольевне растерять по дороге всех своих иностранцев — его русский, английский и немецкий вкупе с постоянной готовностью помочь создают подобие сложной, но исправно работающей цепочки коммуникации между гидом и ее подопечными.

- Я очень хорошо понимаю, как им сложно, — мягко говорит Маркус. — Знаете, как я начал учить русский? Когда я в первый раз был в Санкт-Петербурге, я поехал на один день в Великий Новгород — на экскурсию. Я вообще ничего не понял, чуть не потерялся, вернулся очень сконфуженный. Тогда я понял, что если хочу узнать Россию, путешествовать по ней, я должен хоть немного говорить по-русски. И, когда вернулся в Бонн, начал изучать язык. Без него в России почти невозможно…

Маркусу кажется, что нежелание наших соотечественников помочь заблудившемуся иностранцу объясняется только незнанием иностранных языков. В подтверждение рассказывает, как в метро пытался узнать название следующей станции. Попутчица, услышав нестройную русско-английскую речь, развела руками. Зато стоявший рядом мужчина, угадав в Маркусе немца, провел обстоятельный инструктаж по московскому метро — на хорошем немецком языке.

Конвейер

- Да у нас какие угодно гиды есть — хоть на корейском тебе экскурсию проведут. И все равно в каждой русской группе есть иностранцы — читают все по путеводителю, смотрят, фотографируют. Просто им так намного дешевле выходит, — Галина Анатольевна между экскурсами в древнерусскую историю не прочь по-человечески поболтать. Она прекрасно понимает, что три суздальских монастыря за два часа, с посещением музея и концертом колокольных звонов не поместятся ни в одном человеческом разуме. Или что проехать за восемь дней по восьми классическим городам Золотого кольца — уже сложно, а пытаться объять в той же поездке еще и Александров, Мышкин, Углич и Борисоглебский — пустить время и смысл на ветер: запомнится в лучшем случае половина увиденного.

Но конвейер «Золотое кольцо» слишком давно запущен, чтобы менять свои правила. Автобус, остановка, экскурсия, прерывающаяся щелканьем фотоаппаратов и вопросами из серии «Как звали князя, основавшего Владимир?». Сувениры, кафе, гостиница. Для местных эта схема — рутина, для более или менее путешествующих по России людей — банальность и бестолковое передвижение в пространстве. К счастью, иногда туристическая мясорубка дает сбой.

- Конечно, я не все сразу запоминаю, не все понимаю, — честно признается Маркус. — Но, например, я увидел Успенский собор. У меня дыхание перехватило — он такой прекрасный. Я потом прочту его историю, но даже то, что я могу видеть его своими глазами — для меня очень важно, — и Маркус действительно смотрит на собор глазами, полными детского восхищения. Внезапно его окликает бабушка, торгующая сувенирами:

- Милок, а ты откуда?
- Из Германии, — приветливо отвечает Маркус.
- Молодцом! А я во время войны маленькой была, — без тени иронии заявляет бабушка. Маркус жутко смущается.
- Ну, ничего, ничего. Пережили ведь. Не расстраивайся.

Страна контрастов

- Я не думаю, что иностранцы вроде меня путешествуют с русскими группами ради экономии. Поездка с гидом, говорящим по-английски, стоит ненамного дороже, — вежливо опровергает Маркус версию Галины Анатольевны. Из своего восьмидневного марафона по Золотому кольцу он вернулся в Москву столь же бодрым, как и в начале. — Мне 55 лет, я работаю юристом в страховой компании. Не вижу смысла экономить на гиде. Дело в другом. Нам, иностранцам, интересны и русская история, и архитектура, и традиции. Но еще мы хотим увидеть, как вы живете — ведь у нас появилась возможность посетить вашу страну не так давно. Я думаю, многих европейцев Россия привлекает тем, что мы с вами очень похожи, и в то же время очень разные. Я некоторое время работал в Египте — там потрясающие история и культура, но они настолько далеки от меня, что мне не хотелось там остаться, ни к чему душа не лежала. А русские — с одной стороны, ужасно загадочные, с другой — какие-то свои. Здесь все так противоречиво... Однажды я спорил с кассиром в Пушкинском музее — нигде в Европе с иностранцев не просят двойную цену за билет. Я был возмущен, и тут подходит к кассе мужчина, совершенно обычный. Молча покупает билет, молча отдает мне и молча уходит, — Маркус, стараясь выразить свою мысль, переходит то на русский, то на английский.

«Ужасно загадочные» русские стали причиной единственного разочарования в поездке: Маркус надеялся, что его спутники будут общительнее и доброжелательнее. Впрочем, он заметил, что наши соотечественники не спешат сближаться даже друг с другом, даже с теми, кто целую неделю сидел на соседнем кресле в автобусе. Зато, как ни странно, сам тур превзошел его ожидания:

- Ясно, что посетить за неделю десять городов — получить очень поверхностные знания о стране. Но пока у иностранцев нет другого выбора — я, например, хотел поехать не по Золотому кольцу, а в Самару или в Нижний Новгород. Но организовать такую поездку оказалось очень сложно — нужно было решить проблему с транспортом, я не мог найти понятную программу тура, в итоге я выбрал самый легкий путь. И так у всех, поэтому мы знаем Россию по Золотому кольцу и участвуем в таких, немножко сумбурных, турах. Но я думал, что увижу несколько старинных русских городов, а в итоге на неделю попал в Россию XIX века, несмотря на всю суету, автобусные переезды и прочее. Общая атмосфера все равно проникает в тебя, пусть ты и не помнишь названий не то что всех монастырей — всех городов. Мы как-то вечером были в Ростове Великом, я пошел один гулять. И увидел ростовский кремль на закате. Не знаю, как это описать. Словно в одном этом виде было почти все, чего я ждал от России. За одно такое впечатление я уже благодарен этой поездке.

На этой лирической ноте мы прощаемся с Маркусом — он машет мне рукой, стоя у подножья сталинской высотки, эффектно подсвеченной майским закатом. Я машу ему в ответ, но магию этой почти киношной сцены разрушает нежданно прильнувший ко мне алкоголик. Воистину, страна контрастов. Палитра земли русской. Дзинь хуан.

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100