Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

5 древнейших храмов Подмосковья

Какие древности прячутся в Подмосковье? Вторая половина XIV века и начало XV столетия были удивительным временем становления школы московского зодчества, и многие шедевры сохранились - порой в неожиданных местах.

В самом начале 1238 года Владимирская Русь была напрочь выжжена ордою Батыя. Исчезли города, пришли в упадок ремесла, пресеклась и архитектурная традиция. Однако уже в 1271-м воскресшая Москва стала княжеским городом, и встал вопрос о строительстве имиджеобразующих каменных храмов. Но мастеров взять было негде. Только в 1326 году Иван Калита построил первую каменную церковь Москвы, Успенский собор. Об архитектурном качестве этой первой, во многом экспериментальной, постройки судить трудно — от нее сохранился лишь фундамент, но можно предполагать, что прообразом храма стал Георгиевский собор Юрьева-Польского.

Впрочем, о древнейших храмах Москвы мы уже рассказывали, теперь выясним, какие древности сберегло для нас Подмосковье. Пути становления школы московского зодчества можно проследить по нескольким сохранившимся храмам второй половины XIV — начала XV веков.

1. Никольская церковь, село Каменское

Древнейшая церковь Подмосковья, Никольская, была построена, вероятно, во второй половине XIV века. До сих пор остается загадкой, почему один из первых каменных храмов Московии возник в дальнем селе в окрестностях нынешнего Наро-Фоминска. До Куликовской битвы здесь, вроде бы, проходила западная граница княжества, а рубежное село принадлежало самому Калите, позже — Дмитрию Донскому, но все равно удивительно.

Образ Никольской церкви строг, но при этом изящен — грубая кладка стен, узкие щелевидные окна (только в апсидах, на стенах самого храма окон нет вовсе), весьма лаконичный декор (килевидные порталы на плоскостях глухих стен). Обломки округлых профилей, найденные в середине ХХ века под кровлей, указывают на то, что изначально кубический объем храма венчали закомары, по три с каждой стороны, но даже с ними образ здания остается крайне аскетичным — легенда Подмосковья, настоящая архаика.

Советские реставраторы обнаружили этот древний памятник и очистили его от поздних пристроек. Однако несколько лет назад с запада вновь появился притвор, который при всей своей скромности портит впечатление — столь хорошо сохранившихся храмов XIV века в наших краях больше нет, ради этого можно было и потесниться.

2. Церковь Иоанна Предтечи на Городище, Коломна

Памятник второй половины XIV века, открытый реставраторами в 1960-х. По удалении штукатурки выяснилось, что апсиды и нижние части стен четверика выложены из столь же грубо отесанных блоков, что и в Каменском. Сходство подтвердилось обнаружением в углах квадратного в плане интерьера следов срубленных каменных устоев. Как бы вдвинутые в углы четверика пилоны, поддерживающие подкупольные арки — конструкция, не встречающаяся в более поздних постройках. Но точно такие же устои сохранились в Каменской церкви — значит, эти храмы состоят в близком родстве.

Верхняя часть церкви была перестроена в XVI веке. Но, как ни странно, при этой и последующих перестройках уцелел замечательный барельеф слева от южного входа в церковь. До сих пор историки и натуралисты спорят, что за животное на нем изображено — волк, барс, единорог, василиск или собачка, но этот зверь стал древним гербом, а сейчас — неофициальным символом Коломны.

Коломна, церковь Иоанна Предтечи на Городище. Зооморфный рельеф<br>Источник: <a href="http://fotki.yandex.ru/users/kingofobilvion/">kingofobilvion</a>. Strana.Ru

Коломна, церковь Иоанна Предтечи на Городище. Зооморфный рельеф
Источник: kingofobilvion

3. Успенский собор на Городке и Рождественский собор, Звенигород

При Дмитрии Донском (1350 — 1389) благосостояние Московского княжества выросло, князь мог себе позволить строительство каменных храмов в Москве, Коломне и Серпухове, так что зодчим было где совершенствовать профессиональные навыки. Качественное повышение строительного мастерства в эти годы заметно в сравнении двух древнейших построек Москвы, Благовещенского и Рождественского храмов. А в Подмосковье следующий этап развития знаменуют, прежде всего, храмы Звенигорода.

Наиболее известен Успенский собор на Городке, выстроенный звенигородским князем Юрием на рубеже XIV — XV столетий. Храм известен, прежде всего, благодаря Андрею Рублеву — здесь частично уцелели фрески мастеров «рублевской школы» (возможно, работы самого Рублева и Даниила Черного), здесь же в 1918 году был обнаружен приписываемый Рублеву знаменитый Звенигородский деисус (Спас, Архангел Михаил и Апостол Павел — все три иконы сейчас находятся в собрании Третьяковской галереи).

Облик одноглавого четырехстолпного собора восходит к домонгольским храмам Владимира, но имеет новые черты, ставшие приметой московского стиля в XV веке. Например, резной орнаментальный фриз, членящий фасады по горизонтали. Поздняя скатная кровля скрывает сложное позакомарное завершение — храм, и теперь выглядящий исключительно аристократично, прежде был еще более изысканным.

Чтобы представить изначальный вид Успенского собора, стоит отправиться в расположенный неподалеку Саввино-Сторожевский монастырь. Рождественский собор монастыря относится к началу XV века, ранее была принята датировка «около 1405», сейчас называют 1420-е годы. Его сложное завершение восстановлено советскими реставраторами, однако в целом он все равно выглядит приземистым, более строгим, нежели Успенский. Вероятно, образ зависит от заказа (там придворный храм, здесь монастырский) и от строителей (Успенский собор на Городке считается наиболее передовым и гармоничным среди сохранившихся храмов того времени) — некоторые исследователи полагали, что Рождественский собор «срисован» с Успенского мастерами другой, менее сентиментальной артели.

4. Церковь Иоакима и Анны и Староникольский собор, Можайск

На окраине Можайска находятся остатки древнего Якиманского монастыря — сейчас это простая Якиманская церковь (Иоакима и Анны) XIX века и меньшая, кособокая, определенно многажды перестроенная церковь у нее под боком (ныне она имеет посвящение Ахтырской иконе Богоматери).

К огромному сожалению, в 2012 году этот храм был полностью побелен, а ранее на его обветренном кирпичном фасаде явно выделялась белокаменная кладка, датируемая рубежом XIV — XV столетий. Эта руина пережила замечательную трансформацию: когда-то она была монастырским собором, потом к собору был пристроен придел, потом собор разобрали, а его северная, общая с приделом, стена вывернулась наизнанку. Из северной стала южной, интерьер стал фасадом. То есть, с улицы можно видеть след примыкания иконостаса и нишу алтарного жертвенника, а внутри бывшего придела — портал старого входа. Памятник очень мало изучен, причем интерес представляет и его поздняя часть, также имеющая в основании более старую белокаменную кладку, и нелепое, но трогательное неоготическое завершение.

Еще один древний храм Можайска — Староникольский собор. До недавнего времени считалось, что он полностью переложен в XIX веке, то есть фактически утрачен. Действительно, большая часть белокаменного храма, стоявшего на Кремлевском холме с 1420-х (предположительно) годов, была разрушена и воспроизведена в кирпиче. Но до сих пор сохраняются части древнего подклета и значительное число изначальных блоков с белокаменной резьбой на фасаде. Правда, при перестройке они были подновлены и вставлены в стены с нарушением прежнего порядка.

5. Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры, Сергиев Посад

Самую первую деревянную «церквицу» во имя Святой Троицы Сергий Радонежский построил, как только обосновался в этом месте — фактически в лесу. Когда лесная пустынь превратилась в полноценный монастырь, церквушку заменили на храм побольше. Он сгорел во время нашествия Едыгея в 1408 году, когда татары спалили всю обитель. Вскоре преемник Сергия преподобный Никон отстроил взамен сгоревшей новую церковь, тоже деревянную, освященную 25 сентября 1411 года. Этот храм простоял десять лет, пока в 1422-м не были обретены нетленные мощи преподобного Сергия. Над мощами и воздвигли белокаменный Троицкий храм. С него начал складываться знакомый нам архитектурный ансамбль монастыря. Сегодня собор Троицы Живоначальной — самое знаменитое и наиболее хорошо сохранившееся произведение раннемосковского круга.

И снова не обошлось без гениального Рублева: во-первых, им выполнены несохранившиеся росписи и старейший сохранившийся иконостас — новаторский, не встроенный меж столбами, а цельный, от стены до стены. Для этого иконостаса и был написан главный шедевр Рублева — «Троица». Во-вторых, сам храм решен столь необычно и смело, что возникает мысль — не был ли мастер Андрей соучастником замысла. Он хоть ни разу не архитектор, но определенно мог подсказывать мастерам дивные сюжеты, как Пушкин Гоголю (похожая история, вполне вероятно, приключилась и при строительстве Спасского собора московского Спасо-Андроникова монастыря).

Стены Троицкого собора сужаются кверху, причем не равномерно, а с небольшим нарастанием уклона — в античном зодчестве этот прием называли энтазисом. Возникает интересная оптическая иллюзия: при небольших размерах храм кажется исключительно монументальным. Чтобы собрать центричный объем храма и примыкающие к нему апсиды в единую уравновешенную композицию, глава смещена к востоку, это ведет к ассиметрии боковых фасадов и неравномерности расстановки проемов.

Раньше было принято думать, что эта вопиющая нерегулярность есть следствие разгильдяйства и косорукости средневековых самородков. Но советские ученые доказали, что всякая кривость здесь является элементом общего замысла, посредством чего здание видится скорее скульптурой, а не простым сочетаньем фасадных проекций.

Судя по сохранившимся памятникам и записям в официальных документах, в первой четверти XV века спрос на строительство каменных храмов в Московском княжестве резко подскочил. Так, что зодчих на всех не хватало. Лучшие мастера, конечно, работали на великих московских князей, а удельным князьям часто приходилось довольствоваться услугами «гастарбайтеров» — зодчих и каменщиков из других районов Руси или даже мастеров с Балкан (Троицкий собор, например, строили сербы). Получалось по-разному, но эту разницу сегодня видят только специалисты.

Раннемосковское зодчество, опираясь на архитектурную традицию почти двухвековой давности, сумело творчески впитать и переработать новые приемы — в соответствии с возросшими требованиями заказчиков, в том числе. Это было очень интересное время — эпоха формирования новой школы и тех архитектурных идей, влияние которых ощущалось вплоть до XVII столетия, несмотря на мощный «итальянский вброс» XV века.

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100