Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Наш родной Олимпиад

«Должно стать лучше» — ежедневная мантра всех жителей Сочи. Надежда есть: исключительная особенность олимпийского проекта — ничем не сдвигаемый срок сдачи всех объектов.

— Хей, девачки, вы спортсменки, да? Настаящие? — на весь автобус интересуется рабочий типа «таджик» в темной потертой куртке. В такой куртке в автобусе каждый второй. На их фоне три девушки в аккуратных кофточках с надписью «Russia» выглядят белыми воронами.

— Да, — робко кивают девушки, явно напуганные столь пылким интересом со стороны златозубых гастарбайтеров. Но рабочий расплывается в улыбке: — Здорррово! Для вас же строим, девчонки!

Внезапно поворачивается ко мне:
— Ручки не найдется?

Даю. Счастливый как ребенок, он протягивает спортсменкам добытое перо и сторублевую купюру:
— Дайте автограф, а? Все трое!

Оправдать ожидания

Рабочие населяют территорию Сочи уже несколько лет. С каждым годом их становится все больше — сказывается отставание по срокам. Для них строятся временные муравейники, забитые двухэтажными койками. Работа не прекращается даже ночью. «Стройка века»: олимпийский Сочи строится с нуля, сметая с пути чужие дома, старые улицы, многолетние деревья и огромные камни в горах.

Состоять он будет из двух так называемых «кластеров» — прибрежного и горного. Изюминка будущих Игр в компактности: все стадионы будут находиться в одном Олимпийском парке, все склоны и трамплины — тоже недалеко друг от друга, а от моря в горы за полчаса будет доезжать современная электричка. Будет бесперебойно работать городской специальный транспорт, бесплатно перевозящий болельщиков по олимпийским билетам. Всё «будет, будет, будет».

Сегодня первое, с чем сталкиваешься на выходе из аэропорта — многокилометровая пробка на двухполосной дороге. Большую часть ее занимают грузовики.

— У нас такое каждый день, особенно в этом месте, — меланхолично сообщил водитель такси. — Сейчас строят еще дороги, должно стать полегче...

«Должно стать» — мантра всех местных жителей. Правильно и многократно произнесенная мантра, как известно, способна оказать влияние на разум и даже на внешние предметы. Сочинцы закаляют свой разум с 2009 года, когда началась подготовка к строительству олимпийских объектов. За это время многим дали жилье в новых поселках, так как их прежние дома стояли на участках будущих стадионов. Другие устроились на работу в свежеоткрывшиеся отели, и добираются туда иногда по полтора часа, пропуская кавалькаду очередной комиссии. Третьим уже не нужна никакая Олимпиада, хотя поначалу они ей радовались — людям хочется просто нормально дышать в собственном городе.

Но в «олимпийской зоне» это невозможно. Гигантская стройплощадка тянется на многие километры от Адлера до Красной Поляны включительно. Все сторонние объекты — дома, водоемы, магазины — теряются в клубах строительной взвеси, проникающей повсюду, включая легкие. Старый низенький курортный Сочи задавлен бетонными гигантами, растущими из жидкой грязи за пыльными заборами. Обещали, что в олимпийских гостиницах смогут разместиться около 100 тысяч человек — уже сейчас все номера забронированы. Но, когда едешь вдоль многокилометровой череды железобетонных каркасов, кажется, что Сочи планирует принять половину населения планеты.

— Это просто невероятно, я еще нигде такого не видел! — двукратный олимпийский чемпион Ванкувера по шорт-треку канадец Шарль Амлен выглядел несколько обалдевшим. — Даже сложно представить, что здесь будет, когда все закончится...

Канадец выразил общее настроение: до Олимпиады осталось меньше года, а понять, как все это будет выглядеть, пока невозможно. По дороге из Адлера в Красную Поляну мы каждую минуту ждали, что стройка, грязь и пыль вот-вот закончатся, и мы въедем в эдакую спортивную Страну Оз. Но колеса остановились все в той же грязи рядом с бурой рекой Мзымтой, и пришлось признать: мы на месте.

Перед премьерой

В новенькой трехзвездочной гостинице, открывшейся на горнолыжном курорте «Роза Хутор» в начале февраля, в раковине блестят осколки. Разбитая лампа висит тут же, над раковиной. Одеяла свалены на полу. Полотенец нет. По соседству — диковинка: номер для инвалидов. Паралимпийские игры пройдут на тех же объектах, что и основные, и оргкомитет уже объявил их «безбарьерными». Мысль о том, что безбарьерность пола в ванной грозит потопом комнате, уступает место предвкушению: несмотря ни на что, мы в эпицентре олимпийской подготовки.

«Роза Хутор» — поселок «альпийского типа», вытянутый вдоль Мзымты. Только если в австрийских деревушках высота подобных домов не превышает пяти-шести этажей, то здесь характерные крыши венчают 16-этажные строения. Разноцветные фасады сверкают аккуратными окошками, все улицы замощены плиткой, на набережной изящные чугунные фонари мягко рассеивают свет энергосберегающих ламп. Центральную площадь, рядом с подъемниками на гору, украшает «Ратуша» с башней — она словно скопирована с немецких открыток.

Недостает только одного — жизни. Человек на новенькой улице — событие. Не работают кафе, аптеки и бары. Не слышно разговоров и смеха, нет ни одной собаки, ни одного воробья. За сверкающими фасадами нет не то что людей — нет даже мебели. Стены —  условность, из них торчат хвосты проводов, а стеклянные двери забрызганы грязью. За каждым поворотом — строительный мусор. Новенькие фасады выглядят декорациями на сцене в ожидании большой олимпийской премьеры.

— По проживанию у нас претензий нет, — в одном из отелей мы отыскали главного тренера сборной России по фристайлу Алексея Покашникова. — Но общая недостроенность все же имеет последствия. Мы живем тут, потому что наша олимпийская деревня на горе еще не готова. А это место все-таки туристическое, и сразу возникла проблема с тренажерными залами: они если есть, то крошечные и примитивные. Мы приехали сюда больше месяца назад, но спортсмены не могут так жить. Пришлось просить «Розу Хутор» выделить нам отдельные помещения, сейчас завозим туда наше оборудование. Это неприятно, но хорошо, что руководство курорта идет нам навстречу. А вот на самой горе никак не решается проблема с удобным подъемником: его не открывают, хотя документы об окончании установки были поданы в Ростехнадзор еще в начале декабря. Спортсмены по полчаса тратят на подъемы. Это безобразие.

Главный тренер сборной России по фристайлу Алексей Покашников.<br>Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru

Главный тренер сборной России по фристайлу Алексей Покашников.
Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

Сами фристайлисты выглядят очень довольными: они живут в гостинице Radisson, что удается им нечасто. Но вариантов «попроще» здесь просто нет — все отели «помечены» логотипами мировых гостиничных сетей, стоимость номера — от 3000 за ночь.

— Следует четко разделять бюджет на проведение Игр и бюджет на строительство олимпийских объектов, — объяснили нам ситуацию в оргкомитете Сочи-2014. — Масштабные инвестиции, запланированные в рамках развития города Сочи и Краснодарского края, не являются частью олимпийского бюджета. Общий бюджет строительства олимпийских объектов и сопутствующей инфраструктуры к Играм в Сочи находится в пределах 200 миллиардов рублей, из которых около половины — средства частных инвесторов.

Это означает, что здешние гостиницы и центры — частные, строятся на деньги спонсоров, которые надеются впоследствии с лихвой вернуть свои вложения. Бюджетные деньги идут в основном на обслуживающую инфраструктуру: дороги, по которым будут подъезжать к стройке машины инвесторов, электричество, газ, воду. Оргкомитет также должен следить за тем, чтобы строительство не сильно вредило экологии, о чем неоднократно велись переговоры с природозащитными организациями. Теперь Игры во всех брошюрах объявлены «катализатором «зеленого строительства» в РФ». Мутная от отходов река Мзымта, невозможность сделать глубокий вдох и полное отсутствие живности в радиусе нескольких километров — видимо, его побочные явления.

Собака с дубинкой

На льду спорткомплекса «Айсберг» подходит к концу этап Кубка мира по шорт-треку. В России этот вид спорта еще не слишком популярен, а жаль: на Олимпиадах в нем разыгрываются 8 комплектов наград. Наша сборная пока звезд с неба не хватает, хотя в прошлом году к ней присоединился трехкратный олимпийский чемпион кореец Ан Хен Су, взявший себе при смене гражданства имя Виктор Ан. Именно он сейчас бежит последние круги в эстафете на 5000 метров. Шум с трибун долетел до широких пустых коридоров и привлек внимание скучающего охранника. С деланным безразличием он быстро прильнул к окошку в двери, а через несколько секунд победно вскинул руки — Россия впервые в истории выиграла этап Кубка мира в этом виде.

Зрителей пока мало. Их возят к стадионам на специальных автобусах, а место встречи выдается в виде схемы вместе с билетами. Пешком почти никуда добраться нельзя. Особенно выделяются «Русские горки», где должны пройти соревнования по прыжкам на лыжах и двоеборью. Тут из всего объекта готова только спортивная часть — трамплины и трасса. И еще пресс-центр, где вода с потолка капает прямо на розетки. Добираться до этого «полуфабриката» приходится по извилистой грязной тропе, ведущей в гору.

— Здесь сейчас идет стройка. Можно положить асфальт, но грузовики раздолбают его за пару часов, — терпеливо объяснили нам в оргкомитете. Так же терпеливо все, в том числе зрители, независимо от возраста и комплекции, вынуждены месить грязь на нелегком подъеме.
— Ступайте по камушкам, — вежливо рекомендуют волонтеры. — Иначе можно провалиться по колено.
Все друг у друга тихо интересуются: как думаете, во время своей инспекции президент тоже ходит пешком?..

На каждом соревновании присутствуют около 250 волонтеров. Они везде: вывешивают информацию, выдают аккредитации, помогают не заблудиться, убирают снег, ставят ограды, переводят со всех языков, приносят спортсменам воду и болеют на трибунах. Из-за общей пустынности на турнирах кажется, что кроме волонтеров никого и нет. Но это не так: еще есть охрана.

— Постоянные секьюрити начинают раздражать, — сердится тренер сборной России по лыжам Юрий Каминский. — Тут очень непростая погода, лыжи надо долго готовить. Вчера вечером наш сервисер вышел на трассу проверить снег и был выдворен охранником!

Ему вторит спортсмен Илья Черноусов:
— Вот меня все спрашивают: как мне олимпийская трасса, как стадион. А я толком не могу ничего посмотреть! Все, что я имею — бесконечные стычки с секьюрити.

В Сочи беспрецедентные правила безопасности. Проверки документов, аккредитаций, машин, техники («Это фотоаппарат? Включите!») — через каждые 300 метров. И неважно, что на дороге некуда свернуть. Так положено.

Перед каждым подъемником или входом на стадион — суровый КПП. Не рамки вроде тех, что на вокзалах, бесперебойно пищащие и вызывающие у охранников лишь зевоту. Нет, в Сочи досмотр покруче, чем в международном аэропорте: надо снять ремни и обувь, снова включить всю технику — даже электронные книги, а также пройти личный досмотр. На каждом посту дежурит собака.
— Она почует неладное метров за 50, — гордится владелица красивой овчарки, невозмутимо лежащей на здоровенной дубинке. — Мы уже сколько раз проверяли: приборы ничего не фиксируют, люди не видят, а она — сразу сечет. Правда, работы у нее мало. Хорошо, что сегодня солнышко, может на улице погулять, а то вчера в дождь весь день просидела в клетке.

Олимпийские мантры

По сути, в Сочи пока не сдан ни один олимпийский объект — все они пребывают в статусе «режимных», на территорию без аккредитации даже мышь не прошмыгнет. Недавно, как известно, предолимпийское положение дел вызвало крайнее неудовольствие президента — удивляет, правда, почему этого не произошло раньше. Вопреки заверениям оргкомитета по поводу стоимости будущей Олимпиады, уже сейчас понятно, что Сочи-2014 станут самыми дорогими Играми в истории. Неизвестна только окончательная сумма. За год до начала Игр, по данным Министерства регионального развития, общие затраты на организацию составляют 1,5 триллиона рублей — вместо упомянутых оргкомитетом 200 миллиардов. В эту сумму входят и средства оргкомитета, и средства частных инвесторов. С ними, впрочем, тоже все не гладко: многим кредиты под строительство выдает Внешэкономбанк, и на случай разных неприятных последствий все они обеспечены государственной гарантией. Это значит, что покрывать долги частников придется тоже из бюджета. В любом случае, сегодняшняя смета превосходит представленную в Заявочной книге раз в пять.

Сочи. Строительство олимпийских объектов в прибрежном кластере. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru. Strana.Ru

Сочи. Строительство олимпийских объектов в прибрежном кластере. Фото: Евгений Птушка / Strana.ru

Масла в огонь подливают интернет-обитатели, смакующие нелицеприятные детали и ожидающие отовсюду пессимистичных подробностей. «Говорят, что жителей Сочи переселили в ужасные дома, это правда?... Говорят, что дома нормальные, но на участках вокруг ничего не растет... Говорят, что «Горную карусель» не успеют построить к Сочи... Говорят…»

Любой на месте сочинцев был бы в ужасе от того, что делают с его родным городом. Планы кажутся далекими, зато грязь под ногами уже несколько лет самая реальная. Однако у олимпийского проекта есть одна важная особенность: ничем не сдвигаемый срок сдачи всех объектов. О чем бы сейчас ни говорили, но к 7 февраля 2014 года спортивные арены, центры и комплексы, подъемники и трамплины, гостиницы и рестораны, трассы и дороги должны быть достроены, пробки ликвидированы, мусор убран, воробьи подселены на ветки.

Мантра сочинцев «должно стать» уже скоро обязана воплотиться в реальность, продемонстрировав коллективное «влияние на внешние предметы». В постолимпийское будущее жители Сочи пока не заглядывают.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100