Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Африканцы в Заполярье

Полярной ночью страусов вывели из трейлеров под крылья. С носками на головах они были похожи на заложников. Свои первые шаги в Заполярье гости из солнечной Африки сделали по снегу, в полной темноте...

Знакомиться с птичками я иду, вооружившись шваброй. Обычной такой, деревянной — какой в моем глубоком деревенском детстве бабушка намывала хату.

- Швабра, — проводит краткий инструктаж хозяин страусов Артем Андронаки, — это «аргумент». В птичьей стае кто выше, тот и вожак. Если ростом не вышел, можешь даже не пытаться «качать права». Попытка может закончиться печально — удар с ноги три тонны валит льва.

И, состроив похоронную мину, добавляет:
- Земля мёрзлая, хоронить дорого в условиях Крайнего Севера...

Артем открывает калитку, и передо мной предстает картина, достойная нашей страны чудес: перешагивая через карликовые березки мурманских сопок, почти на вечной мерзлоте вальяжно пасутся африканские страусы.

Родня динозавров

Первые пятнадцать птиц прибыли на маленькую ферму близ поселка Молочный в 2007 году. Не совсем из Африки — из Вильнюса. С них начался семейный бизнес супругов Андронаки.

- Знакомые крутили пальцем у виска, когда мы говорили, что хотим разводить страусов, — смеется Артем. — Ведь у всех людей устойчивая ассоциация: африканский страус — африканская жара. А наших красавцев привезли в Мурманск, когда на дворе снег лежал...

Полярной ночью страусов выводили из трейлеров под крылья. С носками на головах они были похожи на заложников: чтобы не сразу шокировать гостей из солнечной Африки, им натянули на головы чулочно-носочную продукцию. Свои первые шаги в Заполярье птицы делали по снегу, в полной темноте.

Известный заводчик Александр Скляр разводил страусов десять лет, поставлял птиц по всей России, в Казахстан, на Украину, в Белоруссию, Узбекистан и даже ко двору шейха в Арабских Эмиратах, но впервые его питомцы забрались так далеко на север. В тот памятный день Александру выпала честь «освободить заложников» — сорвать с их голов носки, уворачиваясь от шипящих и очень недовольных гигантов.

– Не устаю удивляться этим птицам. Они ведь генетические родственники динозавров! Удивительная способность к адаптации. Могут даже на снегу спать, — рассказывал потом Скляр.

Мало кто верил в эту затею, живо представляя, что бедным птичкам придется век куковать в загонах с подогревом и массово умирать от бронхита. Ведь прежде никто в мире не пробовал разводить африканскую птицу за Полярным кругом.

Но страусы, бегающие по планете уже 70 миллионов лет и успешно пережившие не один ледниковый период, быстро посрамили скептиков. Уже через несколько дней после их прибытия грянули морозы под минус 30, а на ферму в Молочный повалил народ, чтобы собственными глазами увидеть чудо в перьях. Увидели — идиллическую картину, привыкнуть к которой все равно невозможно: страусы, устроив гнезда в сугробах, ночевали прямо на снегу. Смешные мордахи заиндевели, но птицы безмятежно чистили перышки и наводили лоск…

Интеллект не предлагать

С поздней весны и до конца осени у заполярных страусов брачный период. Самцы ходят гоголем — красные ноги, красный клюв и расправленные во всю ширь крылья. На самом деле это сигнал угрозы: своих сереньких невзрачных невест самцы намерены защищать от любых посягательств.

Артем Андронаки отважно идет впереди, вздымая над головой швабру, которая прибавляет к его и без того внушительному росту дополнительные метр-полтора. Попутно Артем комментирует:

- Страус страусу рознь. Вот этот молодой самец пасует перед шваброй. Но я бы не полагался целиком и полностью на наш «веский аргумент». Помните анекдот про мужика, жену и кепку набекрень? Когда жена говорит: «если я не в духе и у меня в руках скалка, то мне наплевать, как у тебя надета кепка!». Наш Босс, главный производитель, вроде той жены — ему плевать, «как надета кепка» и в какой руке у меня швабра. Если почует угрозу — может и забор снести. А убегать от птицы, которая развивает скорость 70 км/час, бесполезно...

Тем временем Босс, источая африканское миролюбие, подходит к ограде и с любопытством наблюдает за нами невинными глазами в обрамлении длиннющих ресниц. За самцом подтягиваются две серенькие самочки и тут же пробуют «на зуб» рукав моего пальто. За что немедленно получают от Артема щелбан по носу.

Тот, кто сказал, что от любопытства кошка сдохла, просто не знал о существовании страусов. Иначе бы эта поговорка вошла в мировую историю в ином варианте. Страусы страсть как любопытны. Они изучают гостей с не меньшим интересом, чем те — их. Британские ученые наверняка бы научно подтвердили наблюдения хозяев заполярной фермы: чем больше украшений на доверчивом туристе, тем интереснее он для страуса как объект исследования. Все блестящее, переливающееся, легко снимаемое и выдираемое птицы стремятся снять и выдрать. И, конечно, проглотить…

Мозгов-то мало. Африканский страус — самая большая птица на планете, при этом вес его мозга меньше, чем суммарный вес его глаз… Иными словами, африканский страус туп как сибирский валенок. Вкуса пищи он тоже не чувствует — природа и тут сэкономила.

- Им гвозди насыпь — будут есть, — мрачно шутит Артем, доставая прихваченный со склада кочан капусты. Говорят, пираньи обгладывают «быка» за две минуты, оставляя лишь спортивные штаны и барсетку. Наши страусы разделали кочан капусты до кочерыжки меньше чем за минуту. Мысль о том, что эпоха зубастых птиц закончилась эдак 66 миллионов лет назад, начинает внезапно греть душу.

Изначально Андронаки не планировали превращать свою ферму в туристический объект. Их замысел был куда проще — диетическое мясо для мурманских ресторанов и местных гурманов. Ничего менее калорийного пока природой не придумано. Первый забой прошел спустя год, мясо поступило в магазины.

Вообще, страус для фермеров — птица выгодная своей безотходностью. Кожа ценится производителями сумочек, шикарные пышные перья идут на шляпки и боа, даже роговицу глаза можно пересадить человеку. Мясо страуса низкокалорийное, а жир активно применяется в косметологии. Пользуются спросом и страусиные яйца.

Но вот так, на «запчасти», в Молочном страусов не разбирают. Забойная кампания совсем не масштабная и случается один раз в год. В остальное время сотня птиц обживает загоны, пощипывает скудную заполярную травку, одуванчики, обрывает макушки крапивы, пробивающейся через забор, да нагуливает вес на комбикормах. Зато полюбоваться на морозоустойчивых страусов приезжают туристы со всего света. Недавно вот были гости из Аргентины и Австралии.

Загадка Путина и Медведева

Яйца сотрудникам фермы приходится воровать. Местную воровскую науку я постигаю, рискуя в прямом смысле слова здоровьем. Мы с Артемом отправились в один из загонов, где самка снесла яйцо. Оно лежит в соломенном гнезде, больше похожем на воронку от небольшого метеорита. Артем напоминает: за свое потомство птица будет стоять насмерть, а про удар ногой, способный завалить льва, второй раз напоминать не надо.

От пожизненных увечий фермеров спасает тупость… рассеянность самих птиц. Самка страуса ведет себя ничуть не бдительнее обычной курицы — отложила яйцо и утопала поклевать чего-нибудь. Тут главное ей на глаза не попадаться и действовать быстро. Подхватив яйцо, я мчусь за спасительную ограду. Запоздало вернувшейся к гнезду страусихе так и хочется сказать — «ворона»!

В руках огромное, цвета топленого молока яйцо. По объему оно почти равно 25-ти куриным. Их иногда покупают туристы — как сувениры, или местные — для компанейских застолий. Яичница получается царская, человек на десять сразу.

Но именно сейчас я участвовала в воровстве яиц не для продажи, а ради нового поколения заполярных страусов. Самка может снести в год до 80 яиц — это много. Почти из всех появляется пернатая малышня.

В инкубатор закладывают сразу около десятка, там они проведут несколько недель. Через окошко «иллюминатора» можно наблюдать, как яйца «созревают». Время от времени умная машина переворачивает их, словно заботливая наседка. Затем яйца переложат в другой шкаф, где в течение пяти дней страусята и будут появляться на свет. Медленно и робко проклевывать 3-миллиметровую скорлупу, разбрасывая ее кусочки вокруг себя.

Первые птенцы за Полярным кругом появились в 2008 году. Два малыша вылупились в день инаугурации президента.

– Над именами мы долго не раздумывали. Одного назвали Путин, а другого Медведев, — в этом месте Артем делает интригующую паузу. — Весь прикол в том, что понять, какого пола страус, можно лишь через полгода, когда птица приобретает характерное оперение. Самцы чернеют, а самочки остаются серенькими. В общем, один из тех первенцев оказался девочкой! Только кто есть кто, я вам не скажу — а то еще обидится кто…

В крытом загоне под лампами бегает недельный птенец с политкорректным именем Вася. Вася демонстрирует неплохие спринтерские данные, ловко уворачиваясь от рук. Пока им двигают инстинкты, но уже через несколько недель Вася растеряет свою пугливость, поймет, что такое наглость и окончательно поверит в человека.

Одна страусиная сила

С некоторых пор ассортимент фермерских развлечений пополнился настоящими страусиными бегами. Мощность транспортного средства — одна страусиная сила, полный привод.

Навыки езды на норовистой африканской птице Артем приобретал самым действенным и верным способом — на себе, методом проб и ошибок. Сколько тогда синяков и шишек он заработал, сейчас Артем вспоминает с улыбкой, зато теперь он точно знает, как надо скакать верхом на страусе. Никакой специальной амуниции или сбруи нет. Артем с ограды ловко прыгает на спину уже «обкатанной» модели.

Но прежде, чем оседлать пернатого, его нужно поймать. А чтобы поймать — немало побегать. А поймав — укротить. Система укрощения несложная, впервые была опробована в памятном 2007 году: носок на голову. Страус ничего не видит, а раз не видит — то и не боится. У седока шансы получить под зад увесистым окорочком резко уменьшаются. Главное — сесть поближе к шее, ноги подпихнуть под крылья и держаться. Уставшая птица, побегав минут 15-20 по загону, сама сядет на землю, опустив седока. Не столь опытные, по понятным причинам, гости спешиваются менее деликатным способом. Потом они, живописуя свои приключения на ферме, эту деталь опускают. Главное ведь начать небрежно: «А вот когда я катался на страусе…»

Первенца этой осени Васю тоже ждет будущее ездового страуса. Через год он будет «ходить под седлом» — по мурманскому снегу аки по африканской траве. У нас зимой, как говаривал анимационный классик Печкин, «дороги такие и погода такая, что уже ездовые коты, почтальоны и академики встречаются». Теперь и ездовые страусы есть. Сама видела.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100