Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

С высоты вечности

«Бывает, до вершины Эльбруса остается совсем немного, но человек садится и говорит: все, дальше не пойду. Нужно верить в себя, тогда дойдешь».

Высочайшая вершина Европы, вечная гора сознания и мудрости, священная для многих народов, ключ к разгадке великих тайн цивилизаций, тысячелетний символ всего на свете — от человеческой отваги до надмирной свободы. Все это счастье под названием Эльбрус привалило одной маленькой, но, как говорится, гордой кавказской республике.

И вот мы стоим у подножия этого пятикилометрового счастья. Готовимся, фигурально выражаясь, к встрече с Вечной Тайной. И ничего, ничегошеньки не видим. Густой туман закрыл солнце и окутал громадный Эльбрус трехслойным ватным одеялом.

Люди, «усыновившие» нас во время путешествия по Кабардино-Балкарии, сохраняли невозмутимое спокойствие. Казбек Шибзухов, инструктор по горному туризму, ходит на Эльбрус уже лет пятнадцать. Тенгиз Мокаев, экскурсовод и инструктор по горному туризму. Татьяна Волкова, руководитель экологического клуба «Нейтрино», которая организовала нашу «большую кавказскую экспедицию». Горы для них — естественная и любимая среда обитания. Трепета перед этой природной мощью они не потеряли, но научились ее понимать.

Мы же, измотанные волнением перед встречей с Великой горой, теперь в состоянии хмурой прострации пытаемся разглядеть в ватной пелене хоть кусочек, хоть бочок «вечной горы сознания и мудрости». Тросы канатки теряются в тумане совсем близко. Загружаемся в белый вагончик в компании высоченных горнолыжников, за спинами которых даже в ясную погоду мы бы ничего не разглядели. Вагончик ныряет в «молоко» и везет нас на высоту 2950 метров, к станции «Старый кругозор». В пути все внимание вагонной публики поглощено дискуссией, вспыхнувшей между Казбеком и Тенгизом по поводу изначального названия одной скальной гряды, открывшейся на несколько секунд нашим взорам.

- В источниках написано, что эта часть склона носит название «Слоновьи зады», — интеллигентным голосом начал Казбек.

- Ну что ты говоришь, ну какой зад, какая попа, какие слоны вообще?! Попа — это же неприлично, а слоны, слоны на Эльбрусе откуда?! Правильное название — «Бараньи лбы»! — тут же завелся Тенгиз. Противостояние двух топонимических теорий, лба и ягодиц, длилось минут десять, закончившись угрюмой, но уважительной ничьей.

От «Старого кругозора» до станции «Мир» на высоте 3400 метров едем уже в четырехместной кабине новой канатной дороги. Туман, как наперсточник, приоткрывает то один, то другой участок склона. Продрогшие в легких куртках, на «Мире» вылезаем из кабины — и происходит чудо: повсюду снег, сумеречно, а воздух теплый, влажный, он окутывает и согревает. Мы явно ближе к солнцу, чем на равнине.

Вокруг — почти столпотворение: по склонам рассекают сноубордисты и горнолыжники, медленно ползут ратраки, петляют на виражах снегоходы. Мы переминаемся с ноги на ногу, пытаясь осознать: вот мы стоим на самом Эльбрусе, на высоте 3500 метров над уровнем моря, над всей землей. Наверху все белое, внизу все белое, мы посередине.

Улыбчивый Ахмат, катающий спортсменов и туристов на снегоходах, предложил добросить нас еще выше, до станции Гара-баши, которую чаще именуют «Бочками». Это высокогорный приют, который выглядит точь-в-точь как положенные в рядок гигантские бочки. В них альпинисты несколько дней проходят акклиматизацию, прежде чем отправиться покорять вершину Эльбруса. Идти выше Гара-баши — уже совершать восхождение. Это не про нас. Насмотревшись, как «бочки» плавают в белом «молоке», мы начали спуск к поляне Азау — и вдруг в туманной пелене образовался просвет, а в нем — застывшие волны гор. Мы парили над снежными вершинами. Зрелище настолько невероятное, что мы замерли в молчании, боясь потревожить словами переполнявшие нас чувства.

Однако вершину царственной горы мы так и не увидели — ни одну из двух ее голов.

- Не расстраивайтесь, что Эльбрус не захотел показаться, так часто бывает. Горы ведь живые — если есть причина, напустят на себя туман и скроются за облаками. Сколько ни жди, не покажутся, — успокаивал нас Казбек.

По какой причине Эльбрус предпочел скрыться за туманной завесой, мы поняли. Но уже в конце нашего путешествия, после недели разъездов и знакомств. За семь дней — десятки встреч с невероятными людьми в невероятных местах, вроде продавщицы Анюты в селе Жанхотеко, которая жарит отменные чебуреки и говорит на четырех языках. За семь дней — нереальная для жителя центральной России скорость смены рельефа, десятки природных и рукотворных сокровищ, до которых авось не доберутся деятельные чиновники; четыре ущелья и сотни таких видов, после которых начинаешь невольно поддакивать местным краеведам-экстремистам, утверждающим, что здесь, в горах Большого Кавказа, смысловой центр мироздания.

И все же до конца путешествия по Кабардино-Балкарии, при каждой возможности, все наши разговоры так или иначе возвращались к Великой горе и восхождению к ее вершинам. Ведь и Татьяна, и Тенгиз, и Казбек на Эльбрус поднимались. Казбек на вершину вообще ходит как домой — за пятнадцать лет он поднимался на Эльбрус раз двадцать.

Казбек и Эльбрус

Казбек Шибзухов обладает редкой способностью говорить просто, но весомо. Никогда не скажет лишнего, но если начинает что-то рассказывать — все внимание само собой сосредотачивается на нем. Сильный, крепкий, а манера общаться — интеллигентная, как у ленинградской библиотекарши. Такие люди вызывают доверие. Сам Казбек, говоря о доверии, приводит в пример восхождение на Эльбрус:

- Отдельных единиц в горах нет, люди — одно целое. Твой проводник, твой инструктор становится твоей волей. Доверять ему нужно всецело, больше, чем себе. Если чуть засомневаешься в нем, заспоришь — до вершины никогда не дойдешь. А сегодня многие думают, что они настолько крутые и самостоятельные, что никакой проводник им не нужен. Идут одни, а потом сводки МЧС читаешь и поражаешься глупым и страшным смертям. Тут еще надо понимать, что инструктор несет на себе ответственность за чужие жизни. А этот груз не сравнить с самым тяжелым рюкзаком. Если с его туристом что произойдет — виноват будет только он один. С этим не только тяжело справиться морально. Ты просто не сможешь еще раз вести кого-то — и сам не захочешь, и никто тебе людей не доверит.

Тут стоит пояснить, что на Эльбрус часто поднимаются обычные туристы по т.н. «некатегорийному» маршруту, не зря организацией восхождений занимаются многие турфирмы. Лучшее время для такого восхождения — три летних месяца и сентябрь. Альпинисты и тренированные походники поднимаются и зимой, в гораздо более сложных условиях, физических и погодных.

Самый простой маршрут — подняться по южной стороне Эльбруса к западной вершине. Акклиматизацию проходят сначала в Терсколе или на поляне Азау, у подножия Эльбруса, потом поднимаются по канатке к Гара-баши (тем самым «Бочкам»). Живут там два-три дня, совершают радиальные выходы наверх — например, до скал Пастухова, расположенных на высоте 4800 метров. До вершины отсюда всего 840 метров. Тут и начинаются сложности — для многих эти метры оказываются не «всего», а «целых».

- Однажды я вел молодого парня, решившего подняться на Эльбрус. Он ничего с собой не взял — шел налегке, я его рюкзак нес. Это нормально, если человек сам не может, я беру и несу. Идет, тяжело ему, запыхался, хотя поднимаемся еле-еле. И вдруг он останавливается и спрашивает: «Казбек, не могу больше. Можно, я выкину?..». Я удивляюсь — что ему выкидывать, он же пустой идет. Киваю. Парень достает из карманов два сникерса и на землю бросает…- вспоминает Казбек, пока мы одолеваем на бравом уазике очередной перевал. — Бывает, остается совсем немного — полкилометра каких-нибудь. А человек садится и говорит: «Все, дальше не пойду». Уговариваешь его, подбадриваешь — ни в какую. Что делать — оставляем его, идем наверх, а когда спускаемся, забираем. Верить нужно в себя, тогда дойдешь.

Я, автор этих строк, физически довольно хилое существо женского пола, с первого дня попала под чары Эльбруса, и мысль о восхождении быстро переросла в идею фикс. Так что после одной из вдохновляющих фраз Казбека про веру в себя не выдержала: «А мне когда-нибудь можно попробовать? Сколько готовиться нужно?».

- Месяц на велосипеде покатайся и можешь подниматься, — добродушно смеется Казбек. — Понимаешь, главное — просто быть в нормальной физической форме. Да, подъем тяжело дается, на такой огромной высоте один шаг как сто. Но со мной не то что девушки поднимались, — бабушки! Кстати, женщины вообще выносливее физически и сильнее морально, чем мужчины — по крайней мере, во время восхождения. Не капризничают, а если уже не могут идти дальше, без лишних слов останавливаются и никого не задерживают.

Покорение вечности: инструкция по применению

Представлять восхождение на Эльбрус как этакий многодневный поход с тяжелыми рюкзаками — сугубо неверно. Хотя вопрос времени действительно имеет принципиальное значение. Стандартный пакет под названием «Восхождение на Эльбрус», предлагаемый турфирмами, рассчитан в среднем на 8-10 дней. На практике львиную долю этого времени туристы проходят акклиматизацию, тренируются, осваивают базовое альпинистское снаряжение — кошки, связки, палки. Живут сначала в «Бочках», в последний день перед восхождением поднимаются до «Приюта одиннадцати» на высоте 4100 метров, хорошенько отдыхают. Ночью их будит инструктор, на завтрак — ложка сладкой каши (если съесть больше, наверху станет невыносимо плохо). И налегке, с минимальным набором необходимых вещей, туристы с проводником-инструктором отправляются к вершине. Выходит группа, как правило, в 3 часа ночи. Если все идет по плану, к полудню группа достигает заветной высоты — 5642 метра. Бесчисленные фото на память, установка какого-нибудь символического флага, если такой имеется, и — в обратный путь, 5-6 часов спуска к «Приюту 11».

Эльбрус. Станция Приют 11. Источник: Фотобанк Лори. Strana.Ru

Эльбрус. Станция Приют 11. Источник: Фотобанк Лори

Выглядит довольно просто, и эта кажущаяся простота ежегодно губит десятки жизней самоуверенных туристов. Эльбрус хоть и громаден, но трудность восхождения кроется не в препятствиях, которые приходится преодолевать, а в адаптации к высоте. Так ради чего всё это?

- Попробуй представить, как там, на вершине. Холодно, ветер сносит, там долго не простоишь, — терпеливо ответит на глупый вопрос Тенгиз, покоривший не один пятитысячник. — Важен сам факт: ты смог, ты победил. Себя, обстоятельства. Ты покорил великую вершину, отодвинул еще дальше предел своих возможностей.

Вопрос, что чувствует человек, покоривший Эльбрус, оказался достаточно личным. То, что происходит в мозгу и в сердце там, на вершине, люди предпочитают хранить при себе. Кто-то, конечно, идет за «галочкой» в личной биографии достижений. Но большинство согласятся, что восхождение на Эльбрус меняет жизнь.

- За время этого короткого восхождения ты как будто маленькую жизнь проживаешь. Люди раскрываются со всех своих сторон, хороших и плохих, за несколько часов. Бывает, что лучшие друзья идут на Эльбрус. Спускаются врагами. Или люди, впервые друг друга увидевшие, после восхождения дружат всю жизнь. Здесь каждый показывает в первую очередь то, чего он стоит как человек, — просто и спокойно объясняет Казбек.

Каждый из наших сопровождающих — Татьяна, Тенгиз, Казбек — совершили свое первое восхождение по личным мотивам. Со временем покорение вершины стало частью их работы. Но нужно видеть их глаза, когда они мысленно переносятся туда, на самый верх. Как воздерживаются от описаний открывающихся красот, уклончиво говоря: «Чтобы понять, нужно увидеть, рассказывать бесполезно. Собирайтесь, приезжайте, мы вас поднимем».

Все увиденное и услышанное сложилось, как детали паззла, в одно осознанное желание — однажды взойти на Эльбрус. Желание сильное, уверенное, глубокое — совсем не похожее на призрачную мечту. Эта великая гора словно включает какие-то дополнительные органы восприятия, к ней начинаешь относиться как к живому существу, пытаешься угадать ее настроение, понять ее намерения.

Казбек Шибзухов знал, о чем говорил: хитрый Эльбрус скрылся в тумане, чтобы приворожить нас надеждой вернуться, еще раз почувствовать смятение и восторг перед встречей с необъятным, непознаваемым, неспособным поместиться в человеческом разуме — те чувства, которые мы испытали, стоя у подъемников в ожидании старого вагончика.

Кто знает, что чувствовал в 1829 году Килар Хаширов, первый из известных нам людей, поднявшихся на Эльбрус. Он стоял на Минги-Тау, горе вечности, как называли ее карачаевцы и балкарцы. Он смотрел на мир, лежащий у его ног — открытый взору на сотни верст. Увидел ли он то же, что видела с вершин Эльбруса легендарная птица Симург, одним оком озирающая прошедшее, другим — грядущее народов?

Вечность нельзя покорить, но можно дойти до вершины Вечной горы, преодолев собственные страхи и слабость, и на короткий миг увидеть мир и себя самого с высоты вечности.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100