Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Борис Галкин: «Героями считаю тех, кто способен нести лишения»

К Дню защитника Отечества - интервью с актером Борисом Галкиным о любви к «нашим березкам», о современных попытках повторить успех советских военных фильмов и о долге перед предками.

В кино Борис Галкин не побывал разве что майором — все остальные военные чины представлены в обширном списке ролей Бориса Сергеевича, от старшины до генерала. Всенародная слава и любовь «накрыли» Бориса Галкина в 1977-м, после выхода на экраны советского боевика «В зоне особого внимания», где он сыграл лейтенанта Тарасова. Тот же режиссер, Андрей Малюков, три десятилетия спустя пригласил Галкина на роль старшины Емельянова в фильме «Мы из будущего» — в кинозвании актера понизили, но сила образа осталась прежней. Неувядающая популярность актера и достоверность его экранных образов объясняются просто: Борис Галкин играет не чины и звания, а людей — в которых, как и в самом актере, органично сочетаются сила и мягкость, мужество и обаяние.

Вне кино меняются разве что пропорции: мягкость и обаяние Бориса Сергеевича выходят на первый план. В канун Дня защитника Отечества Strana.Ru поговорила с Борисом Галкиным об истоках любви к «нашим березкам», о современных попытках повторить успех советских военных фильмов и о долге перед предками. К слову о предках самого Бориса Сергеевича — актер происходит из рода фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова.

С Борисом Галкиным мы встретились сразу после концерта. Со сцены он читал Сергея Есенина. Читал неистово и нежно, с любовью, которая током пробивала даже самые дальние ряды: «Дайте Родину мою!..»

- Борис Сергеевич, можно ли поэта — например, Сергея Есенина, — в чисто метафорическом смысле назвать защитником Отечества?

- Я бы сказал, не в метафорическом, а в самом прямом. Есенин — стоик, никогда не изменявший истинным национальным русским ценностям. Он  — традиция, продолжение Пушкина, Тютчева и Карамзина. Русскую идею сформулировать невозможно, потому что идея — это живая субстанция. Как Есенин, Пушкин, Тютчев и Карамзин. Это особый склад ума, души и сердца. Пылкого, горячего, любящего все то, что связано с Родиной, с родными местами, с родными людьми и с историей Отечества. Будет меняться мир, будет меняться власть, но Есенин измениться не может — в своей любви и в своей сердечной защите того, что для него является безусловной ценностью. Это и есть защитник. Защитник Отечества.

- Сейчас таких пылких, горячих и любящих сердец меньше?
- Конечно, меньше. Потому что процветает идеология корысти, эгоизма и выгоды. Говоря о Есенине, речь идет о природе жертвенной, то есть способной жертвовать собой во имя. «С того и мучаюсь, что не пойму — / Куда несет нас рок событий», — это его боль за страну, за будущее Отечества. Когда вокруг столько было грязи, крови, когда русский на русского, когда брат на брата. Его стойкое, любящее сердце не могло такого пережить, страдания были слишком глубокими.

- Нынешнее поколение принято ругать. Нет костяка, нет идеи. Слова о Родине и ее защите часто теряют смысл, приобретая пафос, который не всегда уместен. За кого или за что может встать на защиту сегодняшняя молодежь? Или нет идеи, следовательно, нет и защитника?
- Понимаете, Отечество — это не территория. Отечество — это сущность. Если в духе сущности люди объединены, если они нужны друг другу, тогда это Отечество. Тогда это Родина. То, что происходит сегодня, это сердечный скрежет. Идеология рынка. Когда во главе угла корыстный интерес, о каком единстве может идти речь? Ведь рубль, доллар и евро — очень ненадежные склейки между людьми.

- То есть воспитать патриотизм невозможно, хотя сейчас такие попытки часто предпринимаются?
- Я вообще не знаю, как можно воспитать патриотизм. Если у человека есть ценности, которые для него безусловны, и он готов во имя этих ценностей пожертвовать собой, то он патриот. Должен открыться источник сердечной любви и привязанности. К примеру, дети. Мы любим своих детей и готовы защищать их просто потому, что для нас это безусловная ценность. То же самое с нашей землей, с березками нашими. Когда говорят, что, дескать, сантименты все это, никому не нужные чувства, что надо делать дело, четко и рационально, то я не вижу в этом логики. Человек — это, в первую очередь, природа чувств, а потом все остальное. Мысль начинает работать от сердца, оттуда происходит первый толчок. Потом рождается слово. Потом дело. Но если наши сердца будут окаменелыми ради выгоды — за что воевать-то, дорогие мои?

- По сюжету фильма «Мы из будущего», где вы сыграли старшину Емельянова, ребята, наши современники, попадают на фронт. Если бы сейчас, не дай бог, случился 1941 год, то как, на ваш взгляд, развивались бы события?
- Всегда очень трудно гадать на кофейной гуще. Я могу сказать только одно: я знаю много настоящих воинов, которые, невзирая ни на что и вопреки всему — и глупым приказам, и окружающим подлостям, и серьезным подставам — истинно и всем сердцем служат Отечеству. Все они вполне молодые люди — офицеры, лейтенанты, старшие лейтенанты — готовы жертвовать собой, умно и снисходительно относясь ко всякой политической пыли. Вот очень показательный пример: однажды я увидел, как один офицер шел на задание по устному приказу, заведомо подвергая себя и своих бойцов очень серьезной опасности, фактически неминуемой гибели. Я спросил у него: «Зачем тебе это надо?» «Ну, кто-то должен делать эту работу», — ответил он. И все. Очень просто. Сразу все вопросы снимаются. Для него это просто работа — так говорит истинный воин, жертвующий и любящий.

Борис Галкин в роли старшины Емельянова. Кадр из фильма «Мы из будущего» (2008). Strana.Ru

Борис Галкин в роли старшины Емельянова. Кадр из фильма «Мы из будущего» (2008)

- Борис Сергеевич, вы, наверное, наш «самый военный» актер. Сами можете объяснить, почему вам так идут роли военных?
- Я так не думаю (улыбается). Если можно что-то толковое вытащить из предлагаемой роли, то я соглашаюсь. На самом деле, я в очень серьезном долгу перед моим отцом, перед моим дедом, перед моим учителем. Они столько претерпели в этой жизни, что страшно сказать. По сравнению с ними, я жил припеваючи. Сейчас, когда по навалившему снегу пройдешь двести метров, уже запыхаешься. А отец мой в пехоте воевал, и марш-броски они по сорок-пятьдесят километров в сутки делали. Как это? Какой это силой было? Для меня это святая тема, и если мне удается каким-то образом продолжить тему моего деда, моего отца и его однополчан, в которых я мальчишкой был просто влюблен, то, значит, все не зря. Я никогда не забуду, какие это были дядьки, просто чудо. От них всегда веяло какой-то невероятной надежностью и силой. Для меня важно, чтобы в моих персонажах билась та жизнь — которая мне дорога и которая так мне любима. И которую так чувствовал и понимал Владислав… (Владислав Галкин, известный актер, сын Бориса Сергеевича, ушел из жизни в феврале 2010 года — прим. авт.) Для него это тоже было очень важно и дорого. Однажды, когда я у него спросил: «Ты чем дорожишь?», он ответил: «Все, чем ты дорожишь, дорого и мне». Для меня это были самые важные слова в жизни.

- Играть военных в кино — большая ответственность. Например, врачи смотрят сериалы и говорят: «Не может быть такого». С военными так же? Лично вам они дают оценку?
- Да, бывают критики. «Борь, ну так не бывает…» или «Борь, ну сказка, сказка…». Не без этого.

- Лейтенант Тарасов в фильме «В зоне особого внимания» был Вашей первой «звездной» ролью. Как Вы подошли к воплощению этого образа на экране?
- Я всегда стремлюсь к тому, чтобы получился живой человек, чтобы это была судьба, чтобы это был характер. Что касается Тарасова, то тут просто многое совпало: совпал мой азарт, совпал материал. В то время я был в великолепной спортивной форме и то, что мне предлагалось делать по сценарию, я делал с радостью, хотя нагрузки, конечно, были серьезные. К тому же, у меня был опыт в спортивной жизни, я знал, что такое взаимоотношения между учеником и учителями, которыми я всегда восторгался. Поэтому та тема, которая возникла между молодым лейтенантом и пожилым прапорщиком, мне была очень знакома. И это было несложно, особенно когда рядом такой партнер как Михай Волонтир.

- В картине «22 июня, ровно в 4 часа» Вы выступили не только в качестве актера, но и в качестве режиссера. Трудно ли в современной, постсоветской России находить места для съемок, чтобы воссоздать атмосферу военного времени?
- Совсем не трудно. Этот фильм был поклоном моим родителям. Я родился в Ленинграде в 1947 году, и помню этот город, начиная с двух лет. В послевоенном Ленинграде все еще присутствовал дух войны… Эти и все другие мои воспоминания очень помогли. Помогало все, что было связано с моей детской и юношеской памятью. Любовь вела меня по интерьерам, по деталям. Без любви невозможно. Надо сделать так, чтобы все в фильме было дорого тебе и любимо, — тогда все получится. Я считаю, что атмосферно эта картина была сделана, не боюсь этого слова, идеально. В том числе благодаря моей жене Елене, которая работала над картиной в качестве художника-постановщика.

- Но это скорее исключение, чем правило? Кажется, ни один современный фильм о войне так и не достиг популярности старых фильмов. Вообще, сегодня возможно снять такой фильм на военную тему, чтобы он «цеплял за душу» и десятки лет спустя, как любимые советские фильмы?
- Надеюсь, положение не столь катастрофично. Тут все зависит от режиссера и от команды. Если режиссер требовательный, если он ставит конкретные задачи художнику, декоратору, художнику по реквизиту — ошибки не будет. Володя Хотиненко как-то рассказал забавный эпизод. Никита Михалков тогда снимал «Несколько дней из жизни И.И. Обломова», а Хотиненко работал на проекте ассистентом по реквизиту. И вот ему говорят: «Найди обломовского козла». Как вам задача? Сегодня попробуйте так сказать — за сумасшедшего примут. Но тогда он пошел искать «обломовского козла». И, что самое удивительное, — нашел. Старого, без рогов, нечесаного, со свалявшейся шерстью. И когда Володя привел этот «реквизит» на площадку, все ему аплодировали. Вот что важно. Случайностей в кино не должно быть. Все должно быть очень вкусно.

- Кого вы сегодня считаете героями своего Отечества?
- Сегодня героями я считаю тех, кто способен нести лишения. Это во-первых. Во-вторых, думаю, что те, у кого достаток превышает запросы, должны благородно распоряжаться своими доходами. Таких людей я тоже буду считать героями. Что касается военной службы, то каждому молодому человеку стоит задуматься, воин он или нет, защитник он или нет. Если не задумывается, значит, не мужчина. Поэтому лучше к таким мыслям пораньше прийти. Если приходишь — стало быть, ты воином непременно станешь. А настоящему мужчине это только на пользу.

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100