Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Олег Капкаев: «Путешествие по России начинается в твоей голове»

Чем уникален зимний мотопробег по Ямалу, где в России самые страшные гаишники, почему в Туве безопаснее ночевать за решеткой и за что в дороге придется убивать женщин – рассказывает мотопутешественник Олег Капкаев.

В конце января на берег Северного Ледовитого океана приехали двенадцать мотоциклистов. Десять дней пути, 7000 километров обледенелой трассы, мороз ниже 30 и ветер как в аэродинамической трубе. Кто бывал на Ямале в январе, знает. Кто хоть раз сидел на мотоцикле, может попытаться представить, что значит ехать на нем зимой, если даже теплым летним вечером приходится натягивать куртку. А что значит гнать на мотоцикле по зимнему Ямалу, не знал никто.

Олег Капкаев — человек в мире мотоциклов более чем известный. Именно Олег со товарищи организовал в январе 2012 года мотопутешествие за Полярный круг, посвященное памяти Георгия Седова — знаменитого гидрографа, погибшего в ходе полярной экспедиции 1914 года. Капкаев исколесил на мотоцикле почти всю Россию, Латинскую Америку, Среднюю Азию, пустыню Гоби, Европу, Памир, Индию — но даже для него зимний мотопробег по Ямалу был необычным предприятием. Эту экспедицию многие заранее сочли дурацкой и опасной затеей — да и кому вообще это надо? Об этом мы и поговорили с Олегом Капкаевым. А еще о том, где в России самые алчные гаишники, почему в Туве безопаснее ночевать в отделении милиции и за что в экспедиции приходится убивать женщин.

- Олег, много в России таких отчаянных, как вы?
- Таких, кто активно и даже экстремально путешествует на мотоциклах по России, на всю страну человек пятьдесят наберется. Начнем с того, что у нас сам мотоспорт не так популярен. К тому же путешествовать на мотоцикле дорого, энергозатратно, трудозатратно. Морально затратно, в конце концов. Но я на мотоцикле лет с 13, в этом вся моя жизнь. Те ребята, с которыми я путешествую по России и другим странам мира — это не какой-то клуб, не организация. Мы просто друзья, которые любят всевозможные экстремальные путешествия на мотоциклах. Для нас это не основной вид деятельности — у каждого есть работа, бизнес. А мотопутешествия — это отпуск, занятие для души, мы же не профессиональные спортсмены или путешественники.

- Какие участки маршрута дались тяжелее всего?
- Маршрут у нас такой был: Тюмень — Уват — Ноябрьск — Нефтеюганск — Сургут — Новый Уренгой — Ямбург. Очень тяжело стало, как только выехали из тайги — это за Ноябрьском. Началась лесотундра и тундра. Дороги там считаются хорошими, но они были покрыты толстым слоем льда. Едешь, как по катку. Для мотоцикла это, естественно, не лучший вариант, — намного тяжелее управлять. И жуткий ветер. Все рассказы о том, что у нас здесь, в городе, ветер — это сказки для детей. Если ты не подготовишься к моменту, когда встречная машина поравняется с тобой, то тебя воздушным потоком просто переставляет и выбрасывает на другую полосу, затягивая под прицеп или следующую машину.

- А про ощущения мотоциклиста на морозе что расскажете?
- Бывало, снимаешь шлем, маску пытаешься снять. В итоге снимаешь ее — но вместе с бородой и усами. Примерзло все. Смешно выглядит. Но, если говорить объективно, то мерзнет тот, кто плохо одевается. Экипировка, электроподогрев — они позволяют путешествовать зимой достаточно комфортно. Насколько вообще может быть комфортно зимой. А вот резину тяжело было менять: будто меняешь деревянные колеса на железном мотоцикле. Еще цепи часто рвались. Так что, конечно, были свои сложности. Ведь при -25° С человек уже через час теряет работоспособность на 20%. Через три часа — на сорок. А на мотоцикле, как только выехал, ощущение мороза усиливается в разы. Но нам повезло — было довольно тепло, около -25, что для тех краев очень гуманно. Метель мы тоже всего раз застали. Когда она там начинается, то вся трасса встает, иногда на несколько дней. Все просто встают на обочине и ждут, когда метель уляжется. А мы застали короткую метель, всего двадцать минут она шумела. Подождали и дальше поехали.

- Зачем вообще на Ямал зимой нужно было ехать?
- За адреналином. Новые места и адреналин — вот она, мотивация. Сейчас-то мы, конечно, рассказываем, что все было довольно просто, что мы на этом зимнем Ямале чуть ли не потели. Ведь всегда хочется показать, что ты круче, чем думал. В первую очередь себе. Хотя после таких поездок и седых волос прибавилось, и здоровья поуменьшилось. Но вы представьте: в Петербурге, где я живу, среди пяти миллионов человек населения всего, может быть, человек сто (это такой, идеальный случай) были там, где был я. Да еще в это время года. Осознание этого факта очень греет душу, когда гуляешь себе по Невскому. А как приятно, например: беседуешь с красивой девушкой, и так, между прочим, за бокалом вина: «Давеча, когда мы ездили к Северному Ледовитому океану…». Хотя это все шутки. На Ямал зимой ради того, чтобы девушки млели, не надо ехать. Есть же просто мотоцикл и на нем можно просто сидеть — девушки уже в восторге. Так что только ради них в тундру зимой мы бы не поехали.

- А девушек там с вами не было? Вообще, берете женский пол в путешествия?
Иногда. Но в таких экстремальных поездках женщины никогда не участвуют. Мы их попросту не берем, хотя многие девчонки, в принципе, катаются. Но ведь если придется кого-то убить в дороге — так сказать, слабое звено, которое мешает… Мы же все понимаем, кого мы убьем (зловеще ухмыляется). А зачем такое заранее знать?

- Почему за адреналином именно на Ямал поехали?
- Мы туда с товарищами еще летом скатались. Потом решили съездить туда зимой — почему нет? Ведь этого до нас никто не делал. Обычно мы свои путешествия не планируем детально. Созвонились, решили, куда едем, маршрут проложили — и в путь. По ходу движения маршрут часто меняется — мы же в первую очередь путешествуем, а не едем из точки А в точку Б. Всегда интересно посмотреть страну, где-то остановиться, побыть подольше. Только в этот раз у нас получилось нечто вроде экспедиции с организационным комитетом, даже посвятили поездку Седову. И маршрут получился очень сложный, поэтому были и машины сопровождения, и обогреватели с палатками. Хотя каждый из нас готовился к тому, что, возможно, придется в одиночку решать проблемы. Мы много лет путешествуем и знаем, что и с машинами, и с друзьями может что угодно произойти.

- Форс-мажор был?
- Один парень улетел с дороги, но все нормально, спасло то, что вокруг было огромное количество снега. Мы его мотоцикл собрали и дальше поехали. А болели понемногу все, мороз как-никак. Но мы же на адреналине, в дороге, болеть некогда.

- Что на финише чувствовали?
- Чувствуешь всегда одно и тоже: «Блин, все можно было сделать гораздо круче!». Пока ты в пути — наслаждаешься тем, что тебе дает дорога. Но как только замаячит финиш, начинаешь думать, куда еще можно было бы заехать, как изменить маршрут. А уж когда домой возвращаешься, сразу карту берешь: прикидываешь, куда поехать в следующий раз. Да так, чтобы еще сложнее, еще интереснее.

- Что в поездке зацепило больше всего?
- Я был поражен тундрой. Летом там тоже красиво, но зимняя тундра — это нечто особенное. Смотришь вперед и видишь снег, который каким-то образом переходит в небо. И черты между небом и снегом нет. А еще, когда доехали до Ямбурга, поселка газовиков, они нас на берег Северного Ледовитого океана повезли. Там же Карское море буквально рядом. Красиво…

- В России сложнее путешествовать на мотоцикле, чем в других странах? Где опаснее?
- Путешествие на мотоцикле априори опасно. Когда едешь на мотоцикле, любой может в тебя камень бросить. Если это произойдет на скорости 100 км/ч, ты просто погибнешь от этого камня.
С другой стороны, мы за сложностями и едем. Мы же мальчики: нам нужно охотиться или воевать. Войны, слава богу, уже нет, поэтому мы себе сами экстрим ищем.

Не секрет, что наши дороги хуже, чем во многих странах. Достаточно с федеральной трассы съехать — уже грусть и печаль можно увидеть. Однако если на Дальнем Востоке дороги не очень хорошие, то в Сибири — просто отличные. Пермский край раньше по части дорог страдал, но недавно начали там приличные трассы строить. В Центральной России вроде более или менее с дорогами разобрались. Встречаются, конечно, исключения — в Саратовской или Волгоградской области такое ощущение, что дороги никогда не делали и не сделают. Сложно ли по ним ездить конкретно на мотоцикле? У нас мотоциклы подготовленные, так что даже лучше, чем на машине получается. Удобнее. Вообще, нет мотоцикла, который бы для российских дорог бы не подошел, надо просто аккуратно ездить.

Но в России, помимо дорог, есть сложности особого рода. Ну, подумайте сами: приезжаешь куда-нибудь, где люди на 2000 рублей в месяц живут, а ты весь такой красивый-нарядный, да еще на крутом мотоцикле. Потом еще разгуливаешь по поселку или деревне с дорогим фотоаппаратом. При этом не хочешь выпить водки и не даешь денег на эту водку. В других странах все-таки есть некие барьеры: ведь ты — гость в их стране. Похожая ситуация, кстати, у нас на Кавказе, где путешественник — святое. Я вот недавно в Мексике был: там помимо законов гостеприимства еще есть полицейские, которые могут все. Там если ты иностранец, путешествующий на том же мотоцикле, — тебя защищают. Попробует кто обидеть — ему без лишних разговоров башку отстрелят.

В России по-своему опасно, да. Мы даже иногда бываем вооружены. Так, на всякий случай, травматические пистолеты. Я очень много лет уже путешествую, было несколько инцидентов. Хочется чувствовать себя увереннее.

- И где же в России вам было страшно?
- Отдельная история — Тува. Мы там как-то раз ночевали в отделении милиции. Просто нас встретил милиционер на дороге и сказал: «Ребята, вы здесь не останавливайтесь, лучше к нам, в отделение, за забор». Там обычное дело, если по ночам по фонарям, по окнам стреляют. Похожая ситуация и в Забайкальском крае. Это все от безработицы, от нее же и пьянство...

- А где, наоборот, любят путешественников на красивых мотоциклах?
- Знаете, чем дальше от Москвы и Питера, тем вообще люди больше отличаются. Я вот люблю, например, ездить по рабочим краям — Урал, Кузбасс. Там настоящие работяги живут, очень душевные. Остановишься на заправке, и тут же подъедет кто-нибудь, скажет: «Ничего себе! Вы из самого Питера приехали в нашу «жопу мира»?! А давайте ко мне домой!»

- Принимаете предложения от случайных знакомых?
- Принимаю, почти всегда. Я же настолько беззащитный, что если захотят, все равно обидят. Но все время думать, что вот сейчас тебя заманят домой, а потом ограбят и убьют — полный бред. Вообще, контактность нашего народа намного выше, чем в других странах. Это я вам по своему опыту говорю. Да, бывают конфликты, особенно с пьяными. Но если с нашим человеком ты совпал в эмоциональной составляющей — всё, он тебе последнюю рубашку отдаст, накормит, напоит, спать уложит. На самом деле не этих ребят, что в богом забытых селах живут, надо бояться. А тех, что на дороге работают.

- Гаишников? И как же складываются отношения мотоциклистов с представителями нашей дорожной власти?
- По-разному, но чаще всего срабатывает принцип «ты едешь на крутом мотоцикле, значит, у тебя много денег». Они не думают, что на этот мотоцикл и это путешествие ты год пахал. На Западе, например, если ты проехал на мотоцикле пять тысяч километров, тебя за это уважают, полицейские в том числе. А у нас — семь, девять тысяч — не важно. Тебе начнут рассказывать, где ты какую мелочь нарушил, ну и, естественно, денег возьмут.

- Где самые заковыристые дорожные понятия и самые суровые полицейские?
- Многие наши дорожные правила созданы для того, чтобы не помочь человеку, а усмирить его. Чтобы ты сам нарушил, чтобы сам понял, какой ты урод. Пятнадцать километров знак «обгон запрещен». По этой дороге раз в сто лет проезжает какая-нибудь машина, а ты плетешься за трактором или комбайном. Особенно это характерно для Ростовской области. В моем личном рейтинге алчности стражей порядка чемпионы — Ростовская область и Краснодарский край. Они любители приколы придумать: стоят на трассе через каждые 8 км, ждут. В Ставропольском крае та же ситуация. Я по гаишникам определяю, когда с Кавказа на Ставрополье въезжаю.

- За годы путешествий по России какие-то места стали особо любимыми?
- Как и для всякого настоящего путешественника, любимые места — там, где тебя ждут. Вернулся домой — и хорошо. Но есть, конечно, места, которые нужно в обязательном порядке посетить — Байкал, Алтай, Урал, Север. Там даже не в природе дело, не в ее красоте. Там аура особая. Эти места дают тебе силу, какое-то особое вдохновение.

- Что бы вы сказали людям, которые боятся путешествовать по России?
- Я объездил полмира и могу сказать честно — по нашей стране люблю путешествовать больше всего. Ведь это путешествие начинается в твоей голове, внутри тебя. Как только ты решил проехать по России, ты уже в этом путешествии. Как только выходишь из дома и проезжаешь первый километр, становишься частью той страны, в которой живешь. Как ты относишься к этой стране, к этим людям, так эти люди и эта страна отнесутся к тебе. Если ты едешь с открытым сердцем, если ты приезжаешь к человеку принести часть своего мира, своей жизни, просто посмотреть ему в глаза и посмотреть, как он живет — человек никогда тебя не обидит. Я за всю жизнь в России не встретил ни одного человека, который отказал бы мне в помощи в дороге. Если ты у нас обращаешься напрямую — «помоги» — тебе не откажут.

Основной ступор — он в нашей голове. Мы совсем свою страну не знаем. А почему? Потому что мы думаем, что путешествуем по опасной стране. Но это наша страна, и нам должно быть здесь проще, чем где бы то ни было. Мы часть страны, как бы мы ни пытались от этого иной раз открещиваться.

Связанные места

в путеводителе

Связанные материалы

Rambler's Top100