Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Войти / Зарегистрироваться

как пользователь «Страны»

как пользователь соцсетей

Сайт не сможет открыть доступ к вашим личным сообщениям и видеть пароль.

Обратная связь

Все поля обязательны для заполнения

Кижи. Преображенье старой дамы

Преображенскую церковь в Кижах губят ошибки, допущенные при строительстве. Современным реставраторам уже лет тридцать не до шуток.

Кижский погост. Объект Всемирного наследия ЮНЕСКО, особо ценный объект культурного наследия России. Только вот церковь Преображения Господня, закрытая в начале 1980-х на реставрацию, почти двадцать лет ждала грамотных проектных решений. Постепенно разрушаясь.

В 2005-м году на острове началось комплексное восстановление Преображенской церкви, главного Кижского храма. Проект назвали «На глазах у всего мира» — реставрация двадцатидвуглавого собора идет в режиме online: турист приезжает-ходит-смотрит — реставраторы работают.

Александр Куусела, ведущий инженер службы реставрации памятников ансамбля Кижского погоста, работает на острове больше 12 лет. Знает про деревянную церковь всё.

Специально для Strana.ru с острова Кижи — Александр Куусела.

Привет от Нестора

Любому туристу, который приезжает на остров, рассказывают сказку про мастера Нестора. Суть сей сплетни, возведенной в эпос, такова: плотник Нестор построил Преображенскую церковь без единого гвоздя, после чего красиво закинул топор в озеро со словами: «Не было и не будет более такой красоты…». Аплодисменты.

Современным реставраторам уже лет тридцать не до шуток. В начале 1980-х годов специалисты сначала закрыли Преображенскую церковь на реставрацию, а потом зашли в тупик. Да так конкретно, что настоящая работа началась только в 2004-м. Думали, ждали — каждый третий тост специалистов-реставраторов на острове Кижи был за Преображенскую церковь, не шучу. Слава Богу, сейчас началась реальная работа.

Дама в возрасте

Официально принятая дата постройки церкви — 1714 год. Историки вряд ли обоснуют другую, хотя желанием горят: одна старшая научная сотрудница тридцать лет искала на острове «закладной камень». На мою просьбу объяснить, что это такое, обозвала дураком и сказала, что про закладной камень Преображенской церкви знают все!

Было бы побольше времени, можно было ей подсунуть булыжник с нацарапанной гвоздем надписью: «Закладной камень, 1677 год. Аминь». Сенсация!

Есть и другой, не документальный, метод определения даты постройки — дендрохронологический. По годовым кольцам бревен (точнее, по разработанной шкале ширины годовых колец). Но абсолютной точности не даст и он.

Наверное, для инженера существенной разницы в дате постройки нет. Построена церковь на 20 лет раньше или позже — все равно она древняя. И на данный момент такая, какая есть. И другой не будет. А вот разобраться с историей ее деформаций, с ее «строительной жизнью» очень даже надо. И исторические сведения тут для инженера-реставратора обязательно нужны: только на основе глубокого анализа можно принять грамотное решение.

Обозначение границы разбираемого пояса до начала работ. Фото: Александр Куусела. Strana.Ru

Обозначение границы разбираемого пояса до начала работ. Фото: Александр Куусела

Кижи в эпоху гипсокартона

Реставрация деревянных памятников в нынешнем веке вещь интересная. В эпоху гипсокартона и бетона изменились инструменты, технологии строительства, люди. Квадратный метр оценивается деньгами, дом — этажами, город — рейтингами.

А тут, в глухой деревне Карелии, стоит, по современным меркам, абсолютно иррациональное, но гениальное сооружение. Стоит пока, на честном слове стоит. И требует срочного ремонта.
И что с этим чудом делать? Как минимум знать про него ВСЕ! Я «входил в тему» около пяти лет. Набив не одну шишку и загрузив в голову всю информацию, могу поделиться соображениями.

В петровскую эпоху не было строительной науки, рубили по «образу и подобию», постоянно улучшая и улучшая технику строительства и архитектуру. Основной прокол вышел с традиционными фундаментами — точнее, с их отсутствием.

В те годы отсутствие фундамента — традиционное решение для деревянной архитектуры. Но обычно постройки были легкими, проблем не возникало. А тут на каменную «ленту» поставили гигантское сооружение — высотой аж 42 метра. Наиболее нагруженная центральная часть продавила своей массой фундаменты, и пошло-поехало… Полы под наклоном, стены перекосились, начались деформации сруба.

Небеса возобновленные

И деформации начались не двадцать лет назад. 1759 год. Шедевр деревянной архитектуры (в миру — просто летняя церковь) простоял к этому времени 45 лет. И вот, спустя такой небольшой срок, в церкви возобновляют небеса. Кто не в курсе: «небеса» — это потолок с иконами. Зачем понадобилась эта первая реставрация?

Вернемся еще чуть назад. Жили на острове Кижи люди и до постройки церкви Преображения Господня. И была у них другая церковь, которая сгорела. На пепелище смотреть грустно, да и молиться надо по-человечески. А люди умирали, и, как положено, хоронили их на погосте, кладбище при храме. Погост небольшой, и захоронения (очень плотные) доходили до стен старой церкви. Новая же церковь, которую построили на месте старой, была по размерам больше, и зашла частично на могилки. Чтобы не тревожить усопших, фундамент сделали просто поверху. С точки зрения христианской этики быть захороненным под церковью даже почетно.

А вот с точки зрения строительной науки потревоженные грунты при большой нагрузке должны проседать. Сруб выдал нагрузку на фундамент — и тот просел в наиболее нагруженной средней части. Получилось этакое блюдце в земле...

Церковь начала входить в землю, полы стали кривыми, бревенчатые стены покосились, небеса, соответственно, следом... Красота неописуемая, но законы физики никто не отменял. Шедевр шедевром, а строительные ошибки есть.

Висячая церковь

Для туриста сейчас ситуация выглядит так: основной объем церкви вывешен на домкратах, а ее одна седьмая часть перевезена на север острова, в специальные цеха со сборочной площадкой. Ситуация уникальна и не имеет аналогов. Туристы наслаждаются видами и экспозицией музея, реставраторы работают круглый год под крышей. А на строительной площадке — на погосте — сейчас идет реконструкция фундамента. Новый отреставрированный сруб необходимо ставить на крепкое основание.

В сборочном цехе в конце прошлого года собрано основание церкви и откорректирована его геометрия. За 297 она лет сильно изменилась в худшую сторону. Штраба пола (горизонтальный паз в бревне для вставки плах, мощных досок) изменила свое изначально горизонтальное положение. Балки начали выпадать из гнезд, полы провалились на 40 сантиметров. Возвращать обратно на фундамент отреставрированный «кривой» сруб не было никакого смысла.

Тщательное изучение сруба выявило интересный факт — во времени утрачены два нижних венца. Вероятно, подгнили капитально в XIX веке, и их местные мужики хитрым образом удалили. Как? Загадка. Но факт отсутствия венцов (их изначального присутствия) — доказан. И восстановление заложено проектной документацией, полностью аргументировано.

Будет восстанавливаться южное утраченное крыльцо. В целом же архитектурный облик сохраняется, никаких резких изменений и нововведений. Вот только две проблемки…

Мужик с топором

Проблема первая. Нижние бревна в четырех наиболее нагруженных стенах работали на пределе возможностей: некоторые раздавило по всей длине. При разборке сруба в прошлом году сей факт узрели воочию, но теоретически такой вариант с перегруженными элементами просчитывался еще лет 15 назад. Что делать? Повторять ошибки не стоит, иначе подкинем потомкам проблему повторно. Вот тут и включается в работу реставрационная наука.

У некоторых людей при слове «реставратор» в голове возникает образ мужика с топором. А я в руках топора в жизнь не держал, кстати. Для этого есть специально обученные люди.

Так вот, наука предлагает снять часть нагрузки со сруба церкви путем перераспределения ее веса непосредственно на грунт. Если очень грубо, то верхнюю часть памятника нужно «посадить на табуретку» — и пусть сидит. А нижняя часть будет нести себя сама, без проблем и без смятия бревен. Верхняя часть ляжет на поддерживающую конструкцию, но визуально получится единое целое.

Пятитонные домкраты, которые приподняли и вывесили сруб церкви.<br>Таких домкратов — около 120 штук по всему периметру на разных уровнях. <br>Фото: Александр Куусела. Strana.Ru

Пятитонные домкраты, которые приподняли и вывесили сруб церкви.
Таких домкратов — около 120 штук по всему периметру на разных уровнях.
Фото: Александр Куусела

Вторая проблема. Даже боюсь озвучивать, но пора. А.В. Ополовников (идейный основатель музея, архитектор и создатель заповедника) в советские годы «раздел» Преображенку, снял с нее тесовую обшивку.

Конечно, Александр Викторович «открыл человечеству красоту срубовых конструкций». Но бревна под натиском ультрафиолета и воды начали быстро разрушаться. То, что веками сохранялось под дощатой обшивкой, последние пятьдесят лет превращается в хлам. Отборные старые бревна сейчас приходится заменять на новые или лечить. Остается мало оригинального родного материала в нетронутом виде.

Обшить или не обшить?

Вот и встает философский вопрос: чего мы хотим в итоге? Сохранить исторический материал как можно дольше (а это, без пафоса, наша история), но с обшивкой? Или смотреть на красоту сруба без нее? Это не вопрос для всенародного голосования, это вопрос совести и эгоизма, если хотите. Совесть требует сохранить для потомков материал — эгоизм, конечно, просит сиюминутной красоты и шоу с деревенским уклоном.

Не все деревянные постройки доживают даже до 100 лет. За церквями, конечно, более тщательно ухаживают и меньше эксплуатируют, нет бытовых факторов разрушения: здесь не готовили, не стирали, опять же — скотину не держали...

Как ни ухаживай, но вода, солнце и мороз разрушают древесину. И от воды и солнца сруб можно прикрыть, обшив его (мороз в одиночку древесину не испортит). Особо почитаемую церковь Лазаря Муромского в Муромском монастыре вместо обшивки вообще закрыли новым домом-футляром и получилась «избушка в избушке»…

Наверное, неглупые люди через 104 года после постройки Преображенскую церковь на острове Кижи обшили. И простояла она в «одежке» 140 лет. Вот и секрет долголетия. Очень простой способ сохранности, но, конечно, пришлось «пожертвовать красотой»... Тут сколько людей — столько и мнений. Сегодня выбрали красоту: посмотрели, насладились и начали ратовать за долголетие. А потом — снова за красоту, и так по кругу…

А если без философии? Работаем. Сейчас сделаем фундамент и установим на него отреставрированную основу церкви. В реставрацию пойдет следующая часть, и так по очереди, все семь. Можете приехать на остров и увидеть все своими глазами. И как растет новый отреставрированный сруб снизу, и как одновременно верхняя старая часть находится на своем месте. Фишка!

Связанные места

в путеводителе

Rambler's Top100